Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:22 

двести тридцать два

ой, ладно, кого я обманываю. стоит немного подостыть, ёкает всё и ещё как.
(

17:16 

двести тридцать один

замечаю, что хочу другую руку в своей руке и её тепло повсюду вокруг себя только тогда, когда за окном декорации статичны и в целом скучно и монотонно, хоть и дохуя всего. когда сыт комфортно по всем фронтам и катишься по своему обозначенному уже кругу обязанностей, хочется ещё одного комфорта - ласковое слово написать или долго выбирать стикер/картинку с тем самым эстетически-романтическим посылом.
в любое остальное время, когда горишь головой, кипишь эмоциями и ничего не успеваешь - даже просто выдохнуть и дыхание перевести - я не могу себе представить. потому что я умею только оберегать, а не быть оберегаемой. оберегайте меня с расстояния вытянутой руки - терпите, но ничего не забирайте. такие посылы. а лучше оставьте в покое. я буду использовать каких-то случайных людей для флирта и самоуспокоения, буду длинно рассказывать новым знакомым, как всё заебало и насколько невозможно в таком ритме жить и выдавать что-то ценное - а потом остыну и ничего от меня станет не нужно. впрочем, как и мне.
потому что невозможно выдавать какие-то эмоционально ценные и цельные артефакты, передавать что-то другому, когда ты вечно растрачен и никогда не наполнен. ресурсов - временных и энергетических - хватает лишь на то, чтобы сохранять совершенное и абсолютное ощущение собственной непоколебимости в устоявшемся комфорте, личном. чтобы в голове лодку не раскачивало.
когда за окном поезда не меняются пейзажи, когда не преодолеваешь тысячи километров за пару дней, когда спишь всегда в одной и той же постели. когда ничего не нужно бесконечно проецировать - от планов продвижения и организационных/логистических всяких тонкостей до творческого продукта, в технологию создания которого нихуя не умеешь. когда не нужно осваивать новую технику, софт, методы, знания. в режиме жесточайших дедлайнов. перегоны, переезды, концерты, движухи, альбомы, группы, новые инструменты.
было бы это всё реже, чем раз в два-три месяца - может быть, у меня прижилось бы что-то.
а пока уже даже в груди не ёкает на симпатичную животную энергию, потому что ответственности едва-едва хватает на себя.

09:57 

двести тридцать: ты лишь на час в прошлом, а мне так больно

aus der Bohne und in das Licht; ein Wesen mich zu gehen drängt. für die selbe Sache und das alte Leid. meine Tränen mit Gelächter fängt. und auf der Matte fault ein junger Leib, wo das Schicksal seine Puppen lenkt; für die selbe Sache und das alte Leid - weiß ich endlich hier wird nichts verschenkt

aus der Bohne und in das Nichts; weiß jeder was am Ende bleibt - die selbe Sache und das alte Leid mich so langsam in den Wahnsinn treibt. und auf der Matte tobt derselbe Krieg, mir immer noch das Herz versengt; dieselbe Sache und das alte Leid - weiß nun endlich: ich will ficken

nie mehr das alte Leid

11:11 

двести двадцать девять

er wartet auf den Mittagswind. die Welle kommt und legt sich matt. mit einem Fächer jeden Tag der Alte macht das Wasser glatt. Ich werf den Stein zu meinem Spaß, das Wasser sich im Kreis bewegt. der Alte sieht mich traurig an und hat es wieder glatt gefegt.

im weißen Sand der alte Mann zitternd seine Pfeife raucht. nur das Wasser und ich wissen wozu er diesen Fächer braucht. die Ahnung schläft wie ein Vulkan. zögernd hab ich dann gefragt, den Kopf geneigt es schien er schläft, hat er bevor er starb gesagt:
"das Wasser soll dein Spiegel sein. erst wenn es glatt ist, wirst du sehen wie viel Märchen dir noch bleibt und um Erlösung wirst du flehen"

den Fächer an den Leib gepresst, im Todeskrampf erstarrt die Hand. die Finger mussten sie ihm brechen der Fächer bleibt zurück im Sand
den Alten ruf ich jeden Tag. er möchte mich doch hier erlösen.
Ich bleib zurück im Mittagswind und in dem Fächer kann ich lesen:

das Wasser soll dein Spiegel sein. erst wenn es glatt ist, wirst du sehen wie viel Märchen dir noch bleibt und um Erlösung wirst du flehen

22:26 

двести двадцать восемь

желания всегда исполняются. но никогда не так, как тебе бы хотелось - всегда остаётся то, за что нужно биться. и биться, наверное, с самим собой. всё станет очень легко, когда перестанешь желать, но никогда не перестанешь.
ты самое сильное плодовое дерево, мне нужно идти в гору весь световой день, чтобы заполучить твои фрукты - я могу. сок будет бежать по лицу, в меня не вместится он весь - но плодовое дерево никогда не заберёшь домой, да и вообще никуда не сдвинешь. я сформулировала тебя больше года назад, у тебя самая красивая в мире улыбка, но хуй там плавал, как говорится.
как же заебало всё время на радость только в витрины смотреть. любой барьер, лишь бы он был совершенно непреодолим принципиально, только slightly досягаем. для каких-то крох. чтобы не расслаблялась.

12:43 

двести двадцать семь

Lass mich deine Träne reiten übers Kinn nach Afrika. Wieder in den Schoss der Löwin, wo ich einst zu Hause war.
Zwischen deine langen Beinen such den Schnee vom letzten Jahr, doch es ist kein Schnee mehr da.

Lass mich deine Träne reiten über Wolken ohne Glück. Der grosse Vogel schiebt den Kopf sanft in sein Versteck zurück.
Zwischen deine langen Beinen such den Sand vom letzten Jahr, doch es ist kein Sand mehr da.

Sehnsucht versteckt sich wie ein Insekt. Im Schlafe merkst du nicht, dass es dich sticht.
Glücklich werd ich nirgendwo.
Der Finger rutscht nach Mexiko, doch er versinkt im Ozean.
Sehnsucht ist so grausam.
Sehnsucht.

13:54 

двести двадцать шесть

я на той стадии, когда лучше ничего не делать. всё из рук валится как будто бы и даже мои счастливые знаки, вроде сигаретной пачки с картинкой 'ампутация', перестали работать - счастливое выражается в том, что хотя бы в этот день ничего не ломается (хотя вряд ли это так). если сложить руки, то всё само в них начинает течь - но без постоянного движения ты один на один с собой остаёшься и начинаешь ЛЕЧИТЬ и СПАСАТЬ себя. а это, я уже поняла, ни к чему хорошему не приводит. всё, на что я тратила энергию, устало от моих энергий. я ощущаю дикий голод - голод того порядка, когда все чувства притупляются. это какое-то глубокое, голод до чужой субъективности, до доверия, до <...> вот этого всего. не ощущаю вкуса еды почти, курю чисто на автомате, не хочется секса и не нравится спать. не хочется убираться и дышать не-пыльным воздухом, не хочется пить алкоголь или чай, не хочется говорить о каких-то глубоких или неглубоких вещах. хочется редуцироваться до каких-то потребностей во внимании и социальной репрезентации и так и сидеть, хотя и этого не хочется.

я делаю очень много ошибок изо дня в день, потому что я рано повзрослела. и не успела наделать этих ошибок, пока было можно. я считаю себя всё менее и менее <какой-угодно> изо дня в день. я всё больше и больше хочу забыть как играть во все эти игры и получать простое 'хорошая погода, пойдём гулять'
аааааа

19:57 

двести двадцать пять

когда вы настолько разные, что каждое слово, взгляд, вздох, прикосновение вызывает в другом бурю негодования, и невозможно совершенно совпасть состояниями, идеями, настроениями, эмоциями, мыслями, темпами фрикций, любимой музыкой. и мы как с разных планет; установки мировоззренческие и жизненный опыт получены в разных мирах. и это всё давит, давит, загоняет обоих в такие тупики, о существовании которых даже не думали - хотя оба думаете и думаете слишком много всегда. но стоит чуть отойти и посмотреть на место своё нагретое, как волнами нежности захлёстывает. захлёстывает.
какие выводы из этого делать - не знаю, но меня опять затягивает в круг самобичевания и истязания Другого за счёт того, что ты сам из себя представляешь. я не знаю, зачем жизнь толкает и толкает меня в эти ситуации снова и снова, стоит только выбраться и успеть подлататься, затосковать по каким-то действиям, активностям и энергиям, как пожалуйста - вот оно. вот новый разрушенный изнутри, вот новый сам себя истязающий. пожалуйста, спаси его. блять, да нет.
походу урок, который я должна однажды извлечь - не надо и пытаться никого спасать. ты не святая, не надо и подходить к тем, кто хотел бы так на тебя смотреть. ах. но я не могу. это моя любимая кобыла - та, что давно объезжена и скачет быстрее всех. ровно до тех пор, пока не получаешь от неё копытом в живот или череп себе не раскраиваешь об её золотые подковы или сам не оказываешься однажды тем, за кем она в погоне - и твои же гончие твои же кости не обгладывают.
я что-то определённо упускаю, но не знаю даже, как бы заметить, что. какие у меня замечательные слабости. само очарование.

17:19 

двести двадцать четыре

дважды сам меня нашёл,
дважды глаза в глаза и большими пальцами какие-то соприкосновения и знаки и вот уже неделю я возле тебя не могу уснуть подолгу, потому что мы говорим-говорим-говорим и питаемся-напитываем друг друга. и меня прёт, меня ебашит каждую секунду, от каждого твоего к плечам прикосновения, от каждого неоткалиброванного движения и какого-то странно-уважительного, робкого. и ты не привык к тому, что у тебя могут забирать, не отбирая - так, чтобы ты не ощущал потери. не можешь понять, что это такое - отдавать не ощущая куски плоти оторванными. поэтому сам её от себя отрываешь. я смеюсь и у меня глаза непроницаемые, от этого тебе страшно. я могу себе позволить довериться - и ты можешь. могу позволить дурачиться, рассказывать всё самое моё и на том языке, на котором оно внутри. чтобы услышать, что это мило и что я это сама себе придумала. а потом ты понял, что нет, что оно всё так и есть, просто это какие-то уровни, для тебя незнакомые, непонятные, новые. и для тебя это такое всё новое - новое во мне и новое в людях, что нет объяснения, а потому есть - опаска.
и мы знакомы уже сколько, четыре года? но ты меня совершенно заново встретил - и я тебя. и оно всё такое же точно, как и раньше - только мы уже оба более (более-менее) взрослые люди. и мы готовы друг на друга направиться. и это такое всё со смехом и серьёзностью. вытащил меня из моей воронки бесконечной, бесцельной и бессмысленной - лишь бы себя занять. вырвал с корнями. лена, заботься, отдавай, я весь здесь и я не буду отторгать ничего из этого, оно мне всё нужно. держи, всё забирай. так это меня всё закружило и поглотило, что лишь бы не надоело за какое-то экстремально короткое время. лишь бы не надоело.
очень непривычно и важно ощущать себя нужной. очень непривычно и важно ощущать пустоту пока не держишь тебя за руку, дыхание не чувствуешь и не слышишь голос.
"рядом с тобой хочется выдыхать", ах.

19:40 

двести двадцать три

мысли во что-то длиннее 140 символов не складываются, говорю также сбивчиво, перегружая речь всякими шаблонными конструкциями, не договаривая фразы, заменяя распространённые ряды всякими 'всякое такое', 'то да сё' и более мерзкими вариациями. есть в этом что-то приятное, какая-то замкнутость на самого себя, какой-то интеллектуальный остракизм. не заиграться бы в это дело до точки невозврата - иногда кажется, что это очень легко и что эти точки на каждом шагу, за каждым углом прячутся. в глаза тебе смотрят и моргают так часто.

09:35 

двести двадцать два

если перед голубем поставить две кнопочки - нажатие на одну выдаёт корм постоянно, а нажатие на вторую время от времени, без какой-либо очевидной зависимости - то голубь рано или поздно перестанет жать на первую.
так и я перестала.

11:04 

сто восемьдесят три

заведу-ка дневник просмотренного. не знаю, выстрелит или нет, буду вести или нет и всякое такое.. посмотрим.

система оценок: 0-10

2016:
читать дальше

2017
читать дальше
запись создана: 08.01.2016 в 22:11

22:55 

двести двадцать один

в субботу я захожу к тебе на полчаса - попросить реально необходимого совета по какой-то мелочи и в глаза тебе смотреть. ухожу через восемь часов, после пятидесяти чашек чая, гречи с адыгейским сыром, десятка сигарет и каких-то невероятных потоков эмоций и знаний. я начинаю тебя узнавать, даже и не пыталась заниматься этим до этого. на следующий день я опять захожу, но на этот раз случайно, честно. смотрю в глаза. меня пидорит и я не помню, чтобы такое было раньше. я осознаю.
с этого дня я осознаю постоянно. в части замешан ты - ты открываешь мне такие вещи, о которых я даже и не думала. я даже не думала их хотеть и я даже не думала хотеть их узнавать. и эти вещи лежат даже за пределами полей, которые были мне интересны. впервые за долгое время меня ебашит знать что-то за пределом живых материй - за пределами эмоций и ощущений, моих или чужих. за пределами отношений, за пределами социума, за пределами всех коммуникаций. это что-то объективное и я забыла, что оно существует. ты в этом со мной. мне это странно и я не знаю, могу ли я доверять тебе.
потом мы идём со старым другом, в котором я уже и не надеюсь увидеть что-то неизвестное и новое, и он открывается мне с новой стороны. сторона эта старая, но я смотрю на него и охуеваю. думаю - ебать. как ты изменился за то время, что мы рядом и поддерживаем друг друга. и как изменилось наше всё, что между нами и что старое и всё что новое. и как мы притёрты и как это всё органично и как многое я в тебе нахожу и спасибо тебе. и давай чаще так говорить, я очень хочу говорить и узнавать.
потом незнакомец говорит - ты очень стрессуешь. я говорю - нет, с чего бы. я же ничего не делаю. потом думаю. и понимаю, что у меня три недели нет двух часов подряд, которые бы не были заняты неотложными делами, чтобы посмотреть кино. и если я начну описывать количество вещей, которые делаю и о которых думаю каждый день, то ты ебанёшься.
потом я вспоминаю, что смотрела трёхчасовое кино три дня назад.
ха-ха.
и он учит меня жить и я брыкаюсь, но у него очень хорошо получается.
я возвращаюсь домой и там человек, что живёт на 15 часов в прошлом и на 50 лет в прошлом и будущем и настоящем шире чем я. и она говорит - ставь конкретные measurable цели. а я думаю, что это ещё за measurable, ты чё совсем ебанулась, мать, вот все вы америкосы со своими цифрами я евразиец. но нет, я не евразиец. это inspiring и я буду делать так.

я непонятно что делаю со своей жизнью, вот что точно. и я совершенно от всего кайфую и жду каких-то вообще ебических преобразований и перемен. и они состоятся и всё будет ок.

20:59 

двести двадцать

говоришь, что я как скульптура - как есть камень, с которого убрали всё лишнее. от этих слов у меня наутро все колени в синяках, как будто кто-то из нас что-то ещё лишнее отсёк.

10:27 

двести девятнадцать

я тебе в глаза смотрю и думаю, как люблю тебя. люблю линию роста волос, которые ты сбриваешь начисто. люблю волос одинокий, что растёт посреди щеки непонятно зачем. люблю, что тебе всё равно - на небрежную бороду, на крошки в уголках рта, на рассечённую бровь, на то, что ты совершенно неотразим во всём этом. на меня, по большому счёту - так небрежно и бережно всё равно, когда и тянет и колется, и как бы уже больше не тянет. когда близко и больно и голову мне на живот опускаешь, а я танцую. когда я через секунду целуюсь с давней подругой, а ты усиленно делаешь вид, что не видишь (и вы все так делаете, не только ты). у меня всё ебало в помаде и я снова к тебе, довольная и разнузданная. ты как бы сдержан, но с такой силой и нежностью меня обнимаешь, которой я никогда не знала.
потом я могу обернуться, вспомнить твой взгляд крайне обеспокоенный, когда я, вся на нервах, говорю, что мне страшно спать одной в квартире. глаза-в-глаза на секунду и я уже собралась и вышла из ситуации. всё в порядке, я сильная девочка. и ты знаешь, что я сильная, что я сильнее тебя и что ты ничего, в общем-то, делать не можешь. даже несмотря на то, как хочешь - укрыть, защитить, не оставлять. спасибо. могу вспомнить твой взгляд, который ловлю с другого конца танцпола. когда я в центре всего в образе совершеннейшего партимейкера, а ты смеёшься и глаза прикрываешь. могу вспомнить, как наташа запрещает мне на тебя смотреть, потому что ей неловко, когда люди друг друга глазами раздевают. приятно.
могу отвлечься.

в поле зрения другой.
зная, что меня никто нигде ни с кем не держит, я отдаюсь этому другому также всеобъемлюще. внутренне. смотрю в глаза робко - удивительно правильной формы глаза, хоть и уставшие до такой степени, что моргаешь как-то неестественно долго. и устало. небритость, сутулость. скулы выпирающие так, что глаза режет. голова под капюшоном сокрыта, а большая часть лица - за фотоаппаратом обычно. и ты мне нравишься. и нравится, когда пишешь, что чуть не поцеловал меня - после фляги ягеря на двоих и интимного почти 'подержи моё пиво'. и нравится твоё кокетство уже какое-то давнее достаточно и застарелое, опять это чувство, что я должна тебя взять. но мне все слова лучше совершенных фактов. ещё два года подожду, мне ли не ждать.

и есть ещё. у него взгляд животный. когда хищник сыт и не ждёт ниоткуда угрозы, он как-то вальяжно и вольготно оглядывает свои владения - ну или не свои, любые. ощущение умиротворённости крайней, пиковой. знание какое-то такое, что под кожу проникает. чувство тебя, которым кто-то обладает больше, чем ты. берёшь меня за руку и рассказываешь мне всё о каждой моей мышце. конечно, дорогой, ты берёшь за правую руку, откуда там что-то. все мои мышцы ты сам потом догадаешься где. в голове.

14:13 

двести восемнадцать

внезапно в голове словила новый какой-то крайне симпатичный образ - мужчина, сутулый и небритый, с очень выразительными чертами лица и крайне уставшими глазами. вау, вот это уровень любви к жизни, лена.

12:29 

двести семнадцать

ощущаю себя совершенно эмоционально разнузданной, но физически замкнутой до самых пределов. зная меня, это какое-то полное с ног на голову переворачивание всего, что только может быть с ног на голову перевёрнуто. не понимаю, радует меня или нет.
сильно нуждаюсь в домашнем животном, чтобы закрыться на нём. и неважно, будет оно уметь говорить или нет.

19:25 

двести шестнадцать

Got a big plan, this mindset maybe its right
At the right place and right time, maybe tonight
And the whisper or handshake sending a sign
Wanna make out and kiss hard, wait nevermind

Late night, in passing, mention it flipped
Her best friend, it's no thing maybe it slipped
But the slip turns to terror and a crush to light
When she walked in, he throws up, believe its the fright

Its cute in a way, till you cannot speak
And you leave to have a cigarette, knees get weak
Escape is just a nod and a casual wave
Obsessed about it, heavy for the next two days

It's only just a crush, it'll go away
It's just like all the others it'll go away
Or maybe this is danger and you just don't know
You pray it all away but it continues to grow

читать дальше

21:57 

двести пятнадцать

хочу написать про то, что важно оставаться другом для всех своих друзей, какими бы мудаками и долбаёбами они ни были и протягивать им руку помощи тогда, когда им нужно, а тебе вроде как и не сложно. это всё чешет эго конкретно, но это не повод этого не делать - обратный выхлоп же, вроде как, поболе будет. приятно делать приятно людям простыми словами. простыми знаками внимания и движениями. люди, способные что-то создавать, способны на многое, кроме как на возведение стен внутри себя - стен от болезненных внешних воздействий и от воздействий самого себя на своё хрупкое сосредоточие. судя по моим стенам, я не могу создать ничего - ну или может быть совсем какую-то маленькую малость. что выбираешь - комфорт или творчество, сложно сказать. конечно, я выбираю комфорт.
все мои жизненные ситуации почти наладились, но в кошельке опять 76 рублей и платить за квартиру через неделю и снова непонятно чем. ебаный в рот, когда у меня всё станет нормально с деньгами, я даже не могу придумать, что я сделаю. измажу полученные пятитысячные в своих слезах и обложусь вся оригами из них. будет немного, но достаточно, чтобы закончить один из самых, наверное, дискомфортных (но приятных) периодов (или годов) в своей жизни. сколько ещё таких будет, ах.

22:22 

двести четырнадцать

сегодня все экстремально личное. я пока в режиме зануды, не хочется пить и танцевать, даже общаться лично не очень хочется. хочется смотреть в интернете картинки и выучить Питон (лень). каждый день- я,канеш, погорячились. ничего не меняется так быстро и так часто (как менялось этим летом). и тем более, сейчас не будет. я наконец на рельсах.

собаки, полные безумных совпадений.

главная