Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Записи за месяц: Февраль
19:57 

двести двадцать пять

когда вы настолько разные, что каждое слово, взгляд, вздох, прикосновение вызывает в другом бурю негодования, и невозможно совершенно совпасть состояниями, идеями, настроениями, эмоциями, мыслями, темпами фрикций, любимой музыкой. и мы как с разных планет; установки мировоззренческие и жизненный опыт получены в разных мирах. и это всё давит, давит, загоняет обоих в такие тупики, о существовании которых даже не думали - хотя оба думаете и думаете слишком много всегда. но стоит чуть отойти и посмотреть на место своё нагретое, как волнами нежности захлёстывает. захлёстывает.
какие выводы из этого делать - не знаю, но меня опять затягивает в круг самобичевания и истязания Другого за счёт того, что ты сам из себя представляешь. я не знаю, зачем жизнь толкает и толкает меня в эти ситуации снова и снова, стоит только выбраться и успеть подлататься, затосковать по каким-то действиям, активностям и энергиям, как пожалуйста - вот оно. вот новый разрушенный изнутри, вот новый сам себя истязающий. пожалуйста, спаси его. блять, да нет.
походу урок, который я должна однажды извлечь - не надо и пытаться никого спасать. ты не святая, не надо и подходить к тем, кто хотел бы так на тебя смотреть. ах. но я не могу. это моя любимая кобыла - та, что давно объезжена и скачет быстрее всех. ровно до тех пор, пока не получаешь от неё копытом в живот или череп себе не раскраиваешь об её золотые подковы или сам не оказываешься однажды тем, за кем она в погоне - и твои же гончие твои же кости не обгладывают.
я что-то определённо упускаю, но не знаю даже, как бы заметить, что. какие у меня замечательные слабости. само очарование.

17:19 

двести двадцать четыре

дважды сам меня нашёл,
дважды глаза в глаза и большими пальцами какие-то соприкосновения и знаки и вот уже неделю я возле тебя не могу уснуть подолгу, потому что мы говорим-говорим-говорим и питаемся-напитываем друг друга. и меня прёт, меня ебашит каждую секунду, от каждого твоего к плечам прикосновения, от каждого неоткалиброванного движения и какого-то странно-уважительного, робкого. и ты не привык к тому, что у тебя могут забирать, не отбирая - так, чтобы ты не ощущал потери. не можешь понять, что это такое - отдавать не ощущая куски плоти оторванными. поэтому сам её от себя отрываешь. я смеюсь и у меня глаза непроницаемые, от этого тебе страшно. я могу себе позволить довериться - и ты можешь. могу позволить дурачиться, рассказывать всё самое моё и на том языке, на котором оно внутри. чтобы услышать, что это мило и что я это сама себе придумала. а потом ты понял, что нет, что оно всё так и есть, просто это какие-то уровни, для тебя незнакомые, непонятные, новые. и для тебя это такое всё новое - новое во мне и новое в людях, что нет объяснения, а потому есть - опаска.
и мы знакомы уже сколько, четыре года? но ты меня совершенно заново встретил - и я тебя. и оно всё такое же точно, как и раньше - только мы уже оба более (более-менее) взрослые люди. и мы готовы друг на друга направиться. и это такое всё со смехом и серьёзностью. вытащил меня из моей воронки бесконечной, бесцельной и бессмысленной - лишь бы себя занять. вырвал с корнями. лена, заботься, отдавай, я весь здесь и я не буду отторгать ничего из этого, оно мне всё нужно. держи, всё забирай. так это меня всё закружило и поглотило, что лишь бы не надоело за какое-то экстремально короткое время. лишь бы не надоело.
очень непривычно и важно ощущать себя нужной. очень непривычно и важно ощущать пустоту пока не держишь тебя за руку, дыхание не чувствуешь и не слышишь голос.
"рядом с тобой хочется выдыхать", ах.

собаки, полные безумных совпадений.

главная