18:50 

сто девяносто семь

вчера мамина подруга сказала, что у меня, должно быть, очень интересная жизнь. и я подумала, что ну, наверное, да. по меркам человека, который работает и спит - да. сегодня приехал эмиль - человек, который не умеет думать по-русски, но очень хочет - пока что мне всё более чем нравится. но я так хочу встряски, я так хочу эмоций, нового, захватывающего, что готова упасть внутрь своей головы лишь бы ничего не мешало мне хотеть и дальше. делать ничего не хочу. читаю хэммингуэя. думаю, что в умении уместить жизнь в два дня, в пару лет, каждый день быть неподдельно готовым к смерти - жизнь. пока тебе комфортно и ты не хочешь этого лишаться - это не жизнь. жизнь - это отдать 65 долларов за спальный мешок и знать почему - подобно роберту джордану.

21:17 

сто девяносто шесть

хочу суммировать очередной пак важных для себя впечатлений, запечатать и убрать, но ничего лучше "во время секса повторять его имя, чтобы нечаянно его не забыть" в голову не приходит. пусть так и останется. вместе с одобрительными ухмылками иришки и щипчиками для бровей, которые я проебала. уходящий поезд, я полумёртвая и почти плачу - как от оргазма. хотелось прыгнуть в него. поцелуй на прощание, очень короткий - меня вообще никогда не целовали на прощание и очень редко целовали первым. я очень многое упустила в своей романтической жизни, постоянно забирая себе роль мужика и инициатора. хочется мыслить по-девичьи, красками и образами - или это просто что-то вроде весеннее. выходя из трамвая сегодня поняла, что зима кончилась. и ах, ах, ах, этот февраль подошёл к концу. я готова брать то, за то уже заплатила, хоть и не знаю, что это будет.
я хотела бы помнить моменты, потому что в жизни нет ничего, кроме моментов. кроме отдельных фраз, прикосновений, ощущений, эмоций. ничего нет - и не будет - и слава богу.

22:30 

сто девяносто пять

well i woke up this morning

He said, "The thing about depression is,
well, you just can't let it get you down.
You have to see the world for what it is:
a circus full of freaks and clowns
and you'll never please everybody,
it's a well established fact."
He said, "I recommend a fifth of Jack and a bottle of Prozac"

What can you give a man
Who has everything?
Can you give him back his edge?
Can you make him want to sing?
No, you can only take from him,
and there's nothing he can do.
I've got the "driving me to drink and eat a bottle of Prozac" blues.

oh, don't worry

06:47 

сто девяносто четыре

я как огромный чан с песком. вёдра воды - это всё, к чему меня пытаются сделать причастным, все эмоции, проблемы, переживания и состояния, напрямую ко мне не относящиеся. я большой чан и в меня можно налить много воды, она уйдёт в глубокие слои, оставив поверхность гладкой и сухой.
но бывает время, когда воды в чане столько, что она плещет за край вместе с песком. и вот это уже не ок.

00:08 

сто девяносто три

один из самых фундаментально трогающих текстов, что только можно было написать для любого музыкального произведения. я в легкой дрожи от неизбывной попсовости исполнения - внешней - и ужасной непонятности далекости и близости внутренней формы, это вообще. за одни такие наводки можно влюбляться в людей и что угодно с ними делать, возводить кумиров и прочее, но как бы да и нет.

читать дальше

00:04 

сто девяносто два

почти каждый день перешагиваю через 'я никогда не думала, что'. я никогда не думала, что меня можно так быстро вывести из себя одним фактом назойливого взгляда из-за спины. что могу так злиться и могу так сильно и продолжительно себя в этой злости - злости непонимания и полнейшего отторжения - сдерживать. никогда не думала, что мое негласное правило трёх косяков сработает даже на диму и что я могу так легко и конкретно сделать человека из самого родного самым чужим и ненужным - без тени ненависти, но с мощнейшей стеной из презрения. никогда не думала, что через пару недель мне не захочется всех на свете простить.
никогда не думала, что испытывать эмоции, которых не понимаешь - так сложно. не отдавала себе отчета в том, что три года была погребена, по факту, под эмоциями к нему одному и во всех, кто мне нравился, видела только его, тени и признаки - либо антагонистов, что тоже подгоняло одни и те же эмоции. теперь я в ситуации, когда тянусь и тянет к чему-то совершенно иному, даже не противоположному - просто другому - и у меня нет инструкции на этот счет и все приходится с чистого листа делать - думать и чувствовать - и так страшно, будто мне снова 12 и я пытаюсь признаться в любви своей первой зазнобе, не могу спать и жутко трясусь. эмоции не того порядка и не того накала, но того же деконструкционного потенциала. хочется напиваться только для того, чтобы смотреть по сторонам.
не могу понять в каком знаке сейчас нахожусь. меня давят противоречивые импульсы, по факту, не особо расшатывая.

14:03 

сто девяносто один

некоторые песни, слова, звуки, люди-провокаторы и люди-эмоции меняют меня до диаметрально противоположной (в и на) короткий период времени. я очень боюсь людей. я выгляжу серьезной, но страх _несоответствия_ - несоответствия представлениям, нормам, внешнему образу и чему угодно еще - дышит мне в затылок каждый раз, когда хочется приблизиться к тому, возле кого еще не был. все это очень просто, многие - умиляются и смеются типа да ну ты брось, попытка не пытка, не подойдет - разойдетесь, какие проблемы. но из моих крайне ограниченных ресурсов на привязанности, на возможность причинения неудобств постороннему, на близкие коммуникации каждая попытка - как будто бы последняя и за ней только вереницы кошек. мир еще как специально подбрасывает ситуации, разрушающие мою уверенность в себе на раз-два.
зато - у окружающих, что страдали весь прошлый год или какой-то обозримый промежуток времени - теперь все хорошо. или движется к этому. когда-нибудь и я проследую за ними.

10:23 

сто девяносто

стало сложнее сюда что-то писать - чувствую себя под постоянным надзором, под прессом непрошенных выводов о моей внутренней ситуации. я отгораживаюсь как только могу, но я не хочу иметь вокруг себя непрошибаемую стену только для того, чтобы внутрь не залетали синички. проще сделать то, что отваживает синичек раз и навсегда, простреливая им милые розовые лапки или вроде того. но я не знаю что.

11:33 

сто восемьдесят девять. это кончилось.

the drunken man is a stupid, self-deluded fallacy.
now fucked by three dogs: Bitter loss, arrogance, and jealousy.
with brittle claws, we scrathed familiar walls for our dusty food.
but you nurtured me, and I kissed your broken fingers and their calloused grooves.
now i am rising up into the melting yellow-red sun.
my body is color bleeding, returning to the place where all colors will burn.
i need to be burned, burned by your delicate hand.
beneath your white trasparent skin, I need to be there with you now.
i need to be there with you now, I need to breathe you in.
beneath your clear forgiving gaze, to finalize the pain.

though I could never compensate, for the wounds that I have made,
for the violence I create, for the trust that I betrayed - I need to be there right now.
right now/

10:41 

сто восемьдесят восемь

я недолго переживала из-за самого болезненного расставания за всю мою жизнь. иногда достаточно выпустить животное, чтобы все встало на свои места.
просыпаясь утром в незнакомой квартире и плохо помня, как здесь оказалась. борясь с головокружением, дойти до ванной. а на стиральной машинке - книга жана жене и он - мы вдвоём, он - хозяин квартиры и хозяин меня до того момента, как я покидаю подъезд - соглашается, что это самое красивое о любви, что можно прочесть. и где-то в таких мелочах лежит то, за что влюбляются в людей. когда попадают в то время и в то место. вчера лежала и не могла поверить, что мне в какой-то момент были открыты все дороги, но я их просто проигнорила, приняв за знаки другого. что мне не хватило животного напора, не хватило тупого БЕРИ И ТРАХАЙ. с другой стороны, я все-таки женщина. и мне просто необходимо чуть чаще ощущать себя такой. работать иными средствами.

22:40 

сто восемьдесят семь

she stole my eyes, she stole my loads
i see her every place i go
i hear her smell, i feel her lips
i’m getting nervous from all these things

i got the lesson i got it right
now you just stop appearing every night

I hate myself for all mistakes
but I don’t care about them anyway

жиза пиздец

11:39 

сто восемьдесят шесть

я всегда умела отпускать обиды и не умела отпускать людей. теперь, видимо, пришло время учиться с той же легкостью делать второе. ставишь в голове логическую систему, низводишь любые межличностные взаимодействия до экономических, до состояния обмена - пусть и на языке очень абстрактных категорий. и понимаешь, что гармония тогда, когда отданное в количестве минимально превосходит полученное (с учётом погрешностей). когда гармонии нет - нет взаимоотношений. когда нет взаимоотношений и нет шанса на их правильную конструкцию с учетом ДИКОГО сопротивления с другой стороны - человек идёт нахуй, как бы сильно ты не был into him, как бы крепко не был повязан всем, от эмоциональных до социальных связей. остаётся нерационализируемая физическая агрессия, перманентное ощущение готовности проломить голову. остаётся желание случайных эмоциональных и физических контактов, отдавать себя в очень ограниченных количествах любому, кто этого захочет.

22:09 

сто восемьдесят пять

говорим друг другу одно и то же. зеркалим друг друга по-страшному. никогда не знала, что бывает такое неприятие друг друга, что когда начинаете обмениваться точками зрения на ситуацию - и тут же появляется ненависть, НЕ-НА-ВИСТЬ, друг к другу, потому что точка зрения другого тут же квалифицируется как 'самообман', интерпретация - 'редукционизм', реакция другого на тебя - как 'ты уёбок' и твоя на него в его голове - такая же. эмоции - те же самые. действия и даже слова одни и те же. хочется бить по больным точкам, которые ты уже знаешь как свои собственные и спокойно пропускать удары извне.
и казалось бы - вот, в этом параллелизме где-то точка, на которой можно притянуться друг другу. но после стольких))))0 лет это немного шокирующе. я не умельщик решать проблемы и разрешать конфликты, а такое в моем опыте случается совершенно впервые. хочется только почесать голову, закинуться редукторами эмоций любого порядка и уйти от себя.

12:22 

сто восемьдесят четыре

для того, чтобы не болело внутри, нужно, чтобы болело снаружи. жижек писал о женщинах-каттерах и я тогда такая типа пхе, что за глупости.
не глупости. в субботу залью очередную порцию краски под кожу. пока буду прокусывать кожу над большим пальцем, мазать пантенолом и снова прокусывать. лучше бы помазала лоб от ударов об одни и те же грабли. или - поставила брекеты на мозг. не спрашивайте. все как всегда, только еще и вскрыть или вскрыться отдаленно хочется.

11:56 

сто восемьдесят два

как бы я не пыталась заставить себя измениться, все одно и то же. пока не меняются обстоятельства, я внутри себя с места не двигаюсь. поэтому - не умею менять ситуации к лучшему, не умею сглаживать и сглаживаться и сразу сливаюсь, если что-то идет не так. хорошо/плохо - не знаю. устала до того, что плачу от бессилия уже в утреннем душе. ноотропы открывают одни двери и закрывают другие. утренний кофе в третьем часу дня не дает ничего.

13:09 

сто восемьдесят один

массовое сознание и социальные потоки активно постулируют наивысшую степень важности твоего личного 'хочу' для всего, что ты привык считать благостным - условно, для счастья. тут меня поймало. я не знаю и никогда не знала, чего хочу - я могу хотеть чего угодно и в отдельно взятые соседние моменты желания могут разниться до диаметрально противоположных. я всегда знаю, чего хочет тело - но его желания довольно пластичны и легко мнутся под малейшим давлением сознательного. все мои желания, по сути, сужаются до осознания пределов возможностей. я хочу то, что могу. хочу мочь больше, чем могла вчера. хочу узнать, где заканчивается то, что я принципиально могу. а ничего конкретного - не хочу, точнее - хочу все.
может быть, в этом ловушка межличностной коммуникации. я не выделяю людей и не отделяю их друг от друга, они все - возможности, за которые можно или нельзя переступить. человек становится по-настоящему самоценен - не на позиции теоретического конструкта, а на позиции живущего и существующего - только тогда, когда он близок до невозможности. и то - скорее всего - недолго.

13:05 

сто восемьдесят

не знаю, существует ли что-то, что вымораживало бы меня больше, чем размышления дилетантов, неопытных в какой-либо сфере, о законах, внутри этой сферы действующих. когда ты юн/неопытен/не погружен любое целое, на которое ты смотришь извне, либо слегка пройдя за порог, кажется тебе максимально простым, ты мнишь, что осознаешь разом всю его целостность, видишь все законы взаимодействия элементов и из черного ящика она внезапно превращается для тебя во что-то до того простое, проще устройства зажигалки или самоката. и любая твоя дилетантская поверхностная мысль, любое идиотское суждение, плоское умозаключение кажется тебе невероятно ценным, претендующим на статус совершенно естественного для этой системы, способным объяснить все - и когда те, кто находится внутри, начинают над тобой смеяться, ты считаешь идиотами их, а не себя.
пройдя буквально пару шагов внутрь, ты осознаешь, насколько был не прав. по-хорошему, требуется всего несколько таких ошибок, чтобы впредь одергивать себя от восторженного дилетантизма. я не знаю, как за два десятилетия своей жизни люди не допирают до таких элементарных вещей и продолжают, продолжают пихать свои идиотские теории как достойные аксиоматического статуса, продолжают доказывать, что это я дура, что это я не права.
нет, не я. увы.

13:11 

сто семьдесят девять

каждый, кто хоть немного чувствует ближнего, говорит мне - тебе страшно одиноко, от этого ты делаешь глупые вещи. я смотрю на себя и, с одной стороны, со мной все хорошо. с другой - с 13 лет преследует это щемящее чувство не-причастности другому индивиду, с 13 лет, когда я по полночи в подушку плакала из-за того, что изнутри грызет - не любовь, не какие-то подобные милые подростковые страсти, а оно. раньше оно отступало, когда был вася - когда был кокон, обволакивающий меня со всех сторон, без остатка вбирающий в себя. сейчас этого ебливого чувства нет, когда есть секс. в сексе ты один на один сам с собой.
мне каждый раз больно очаровываться и больно разочаровываться. за последние два года я никого к себе не подпустила - до сих пор не до конца понимаю почему, силы привычки слишком мало для этого. дело ли в том, что я притягиваю только душевно нестабильных или в том, что не понимаю намеков, пока мне в рожу их не выплюнут - не знаю. мне неприятно, я снова в некотором тупике - и опять среди тех, кем устлана в него дорога, ты. очень хотелось бы не уметь прощать, уметь обижаться и злиться до дрожи и ненависти. такие вещи всегда казались мне сильной стороной, но не на этом векторе.

10:10 

сто семьдесят восемь

If I stand on this stone
At the edge of the sea
And I raise up these hands
Will you breathe into me?
Will you speak with my tongue?
Will you sing down through us?
Will your hands stir the sea?
Will you dream that we breathe?
читать дальше

10:29 

сто семьдесят семь

немедленно ударь себя, чтобы тонкая линия плеча была сломлена плёткой.
немедленно ударь себя, чтобы оплатить вещам их кроткость.
немедленно ударь себя, чтобы сказать спасибо родителям.
немедленно ударь себя, чтобы усыпить их бдительность.
немедленно ударь себя, чтобы мир продолжал вертеться.
немедленно ударь себя, чтоб у детей было счастливое детство.
немедленно ударь себя, чтобы мир продолжал вертеться.
немедленно ударь себя, чтоб у детей было счастливое детство.

немедленно ударь себя, чтобы выполнить норму.
немедленно ударь себя, чтобы свет снова обрел форму.
немедленно ударь себя, чтобы сказать спасибо родителям.
немедленно ударь себя, чтобы усыпить их бдительность.
немедленно ударь себя, чтобы выполнить норму.
немедленно ударь себя, чтобы свет снова обрел форму.
немедленно ударь себя, чтобы мир продолжал вертеться.
немедленно ударь себя, чтоб у детей было счастливое детство.

бей, что есть мочи - они ответят молча.

собаки, полные безумных совпадений.

главная