• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:03 

сто девяносто один

некоторые песни, слова, звуки, люди-провокаторы и люди-эмоции меняют меня до диаметрально противоположной (в и на) короткий период времени. я очень боюсь людей. я выгляжу серьезной, но страх _несоответствия_ - несоответствия представлениям, нормам, внешнему образу и чему угодно еще - дышит мне в затылок каждый раз, когда хочется приблизиться к тому, возле кого еще не был. все это очень просто, многие - умиляются и смеются типа да ну ты брось, попытка не пытка, не подойдет - разойдетесь, какие проблемы. но из моих крайне ограниченных ресурсов на привязанности, на возможность причинения неудобств постороннему, на близкие коммуникации каждая попытка - как будто бы последняя и за ней только вереницы кошек. мир еще как специально подбрасывает ситуации, разрушающие мою уверенность в себе на раз-два.
зато - у окружающих, что страдали весь прошлый год или какой-то обозримый промежуток времени - теперь все хорошо. или движется к этому. когда-нибудь и я проследую за ними.

10:23 

сто девяносто

стало сложнее сюда что-то писать - чувствую себя под постоянным надзором, под прессом непрошенных выводов о моей внутренней ситуации. я отгораживаюсь как только могу, но я не хочу иметь вокруг себя непрошибаемую стену только для того, чтобы внутрь не залетали синички. проще сделать то, что отваживает синичек раз и навсегда, простреливая им милые розовые лапки или вроде того. но я не знаю что.

11:33 

сто восемьдесят девять. это кончилось.

the drunken man is a stupid, self-deluded fallacy.
now fucked by three dogs: Bitter loss, arrogance, and jealousy.
with brittle claws, we scrathed familiar walls for our dusty food.
but you nurtured me, and I kissed your broken fingers and their calloused grooves.
now i am rising up into the melting yellow-red sun.
my body is color bleeding, returning to the place where all colors will burn.
i need to be burned, burned by your delicate hand.
beneath your white trasparent skin, I need to be there with you now.
i need to be there with you now, I need to breathe you in.
beneath your clear forgiving gaze, to finalize the pain.

though I could never compensate, for the wounds that I have made,
for the violence I create, for the trust that I betrayed - I need to be there right now.
right now/

10:41 

сто восемьдесят восемь

я недолго переживала из-за самого болезненного расставания за всю мою жизнь. иногда достаточно выпустить животное, чтобы все встало на свои места.
просыпаясь утром в незнакомой квартире и плохо помня, как здесь оказалась. борясь с головокружением, дойти до ванной. а на стиральной машинке - книга жана жене и он - мы вдвоём, он - хозяин квартиры и хозяин меня до того момента, как я покидаю подъезд - соглашается, что это самое красивое о любви, что можно прочесть. и где-то в таких мелочах лежит то, за что влюбляются в людей. когда попадают в то время и в то место. вчера лежала и не могла поверить, что мне в какой-то момент были открыты все дороги, но я их просто проигнорила, приняв за знаки другого. что мне не хватило животного напора, не хватило тупого БЕРИ И ТРАХАЙ. с другой стороны, я все-таки женщина. и мне просто необходимо чуть чаще ощущать себя такой. работать иными средствами.

22:40 

сто восемьдесят семь

she stole my eyes, she stole my loads
i see her every place i go
i hear her smell, i feel her lips
i’m getting nervous from all these things

i got the lesson i got it right
now you just stop appearing every night

I hate myself for all mistakes
but I don’t care about them anyway

жиза пиздец

11:39 

сто восемьдесят шесть

я всегда умела отпускать обиды и не умела отпускать людей. теперь, видимо, пришло время учиться с той же легкостью делать второе. ставишь в голове логическую систему, низводишь любые межличностные взаимодействия до экономических, до состояния обмена - пусть и на языке очень абстрактных категорий. и понимаешь, что гармония тогда, когда отданное в количестве минимально превосходит полученное (с учётом погрешностей). когда гармонии нет - нет взаимоотношений. когда нет взаимоотношений и нет шанса на их правильную конструкцию с учетом ДИКОГО сопротивления с другой стороны - человек идёт нахуй, как бы сильно ты не был into him, как бы крепко не был повязан всем, от эмоциональных до социальных связей. остаётся нерационализируемая физическая агрессия, перманентное ощущение готовности проломить голову. остаётся желание случайных эмоциональных и физических контактов, отдавать себя в очень ограниченных количествах любому, кто этого захочет.

22:09 

сто восемьдесят пять

говорим друг другу одно и то же. зеркалим друг друга по-страшному. никогда не знала, что бывает такое неприятие друг друга, что когда начинаете обмениваться точками зрения на ситуацию - и тут же появляется ненависть, НЕ-НА-ВИСТЬ, друг к другу, потому что точка зрения другого тут же квалифицируется как 'самообман', интерпретация - 'редукционизм', реакция другого на тебя - как 'ты уёбок' и твоя на него в его голове - такая же. эмоции - те же самые. действия и даже слова одни и те же. хочется бить по больным точкам, которые ты уже знаешь как свои собственные и спокойно пропускать удары извне.
и казалось бы - вот, в этом параллелизме где-то точка, на которой можно притянуться друг другу. но после стольких))))0 лет это немного шокирующе. я не умельщик решать проблемы и разрешать конфликты, а такое в моем опыте случается совершенно впервые. хочется только почесать голову, закинуться редукторами эмоций любого порядка и уйти от себя.

12:22 

сто восемьдесят четыре

для того, чтобы не болело внутри, нужно, чтобы болело снаружи. жижек писал о женщинах-каттерах и я тогда такая типа пхе, что за глупости.
не глупости. в субботу залью очередную порцию краски под кожу. пока буду прокусывать кожу над большим пальцем, мазать пантенолом и снова прокусывать. лучше бы помазала лоб от ударов об одни и те же грабли. или - поставила брекеты на мозг. не спрашивайте. все как всегда, только еще и вскрыть или вскрыться отдаленно хочется.

11:56 

сто восемьдесят два

как бы я не пыталась заставить себя измениться, все одно и то же. пока не меняются обстоятельства, я внутри себя с места не двигаюсь. поэтому - не умею менять ситуации к лучшему, не умею сглаживать и сглаживаться и сразу сливаюсь, если что-то идет не так. хорошо/плохо - не знаю. устала до того, что плачу от бессилия уже в утреннем душе. ноотропы открывают одни двери и закрывают другие. утренний кофе в третьем часу дня не дает ничего.

13:09 

сто восемьдесят один

массовое сознание и социальные потоки активно постулируют наивысшую степень важности твоего личного 'хочу' для всего, что ты привык считать благостным - условно, для счастья. тут меня поймало. я не знаю и никогда не знала, чего хочу - я могу хотеть чего угодно и в отдельно взятые соседние моменты желания могут разниться до диаметрально противоположных. я всегда знаю, чего хочет тело - но его желания довольно пластичны и легко мнутся под малейшим давлением сознательного. все мои желания, по сути, сужаются до осознания пределов возможностей. я хочу то, что могу. хочу мочь больше, чем могла вчера. хочу узнать, где заканчивается то, что я принципиально могу. а ничего конкретного - не хочу, точнее - хочу все.
может быть, в этом ловушка межличностной коммуникации. я не выделяю людей и не отделяю их друг от друга, они все - возможности, за которые можно или нельзя переступить. человек становится по-настоящему самоценен - не на позиции теоретического конструкта, а на позиции живущего и существующего - только тогда, когда он близок до невозможности. и то - скорее всего - недолго.

13:05 

сто восемьдесят

не знаю, существует ли что-то, что вымораживало бы меня больше, чем размышления дилетантов, неопытных в какой-либо сфере, о законах, внутри этой сферы действующих. когда ты юн/неопытен/не погружен любое целое, на которое ты смотришь извне, либо слегка пройдя за порог, кажется тебе максимально простым, ты мнишь, что осознаешь разом всю его целостность, видишь все законы взаимодействия элементов и из черного ящика она внезапно превращается для тебя во что-то до того простое, проще устройства зажигалки или самоката. и любая твоя дилетантская поверхностная мысль, любое идиотское суждение, плоское умозаключение кажется тебе невероятно ценным, претендующим на статус совершенно естественного для этой системы, способным объяснить все - и когда те, кто находится внутри, начинают над тобой смеяться, ты считаешь идиотами их, а не себя.
пройдя буквально пару шагов внутрь, ты осознаешь, насколько был не прав. по-хорошему, требуется всего несколько таких ошибок, чтобы впредь одергивать себя от восторженного дилетантизма. я не знаю, как за два десятилетия своей жизни люди не допирают до таких элементарных вещей и продолжают, продолжают пихать свои идиотские теории как достойные аксиоматического статуса, продолжают доказывать, что это я дура, что это я не права.
нет, не я. увы.

13:11 

сто семьдесят девять

каждый, кто хоть немного чувствует ближнего, говорит мне - тебе страшно одиноко, от этого ты делаешь глупые вещи. я смотрю на себя и, с одной стороны, со мной все хорошо. с другой - с 13 лет преследует это щемящее чувство не-причастности другому индивиду, с 13 лет, когда я по полночи в подушку плакала из-за того, что изнутри грызет - не любовь, не какие-то подобные милые подростковые страсти, а оно. раньше оно отступало, когда был вася - когда был кокон, обволакивающий меня со всех сторон, без остатка вбирающий в себя. сейчас этого ебливого чувства нет, когда есть секс. в сексе ты один на один сам с собой.
мне каждый раз больно очаровываться и больно разочаровываться. за последние два года я никого к себе не подпустила - до сих пор не до конца понимаю почему, силы привычки слишком мало для этого. дело ли в том, что я притягиваю только душевно нестабильных или в том, что не понимаю намеков, пока мне в рожу их не выплюнут - не знаю. мне неприятно, я снова в некотором тупике - и опять среди тех, кем устлана в него дорога, ты. очень хотелось бы не уметь прощать, уметь обижаться и злиться до дрожи и ненависти. такие вещи всегда казались мне сильной стороной, но не на этом векторе.

10:10 

сто семьдесят восемь

If I stand on this stone
At the edge of the sea
And I raise up these hands
Will you breathe into me?
Will you speak with my tongue?
Will you sing down through us?
Will your hands stir the sea?
Will you dream that we breathe?
читать дальше

10:29 

сто семьдесят семь

немедленно ударь себя, чтобы тонкая линия плеча была сломлена плёткой.
немедленно ударь себя, чтобы оплатить вещам их кроткость.
немедленно ударь себя, чтобы сказать спасибо родителям.
немедленно ударь себя, чтобы усыпить их бдительность.
немедленно ударь себя, чтобы мир продолжал вертеться.
немедленно ударь себя, чтоб у детей было счастливое детство.
немедленно ударь себя, чтобы мир продолжал вертеться.
немедленно ударь себя, чтоб у детей было счастливое детство.

немедленно ударь себя, чтобы выполнить норму.
немедленно ударь себя, чтобы свет снова обрел форму.
немедленно ударь себя, чтобы сказать спасибо родителям.
немедленно ударь себя, чтобы усыпить их бдительность.
немедленно ударь себя, чтобы выполнить норму.
немедленно ударь себя, чтобы свет снова обрел форму.
немедленно ударь себя, чтобы мир продолжал вертеться.
немедленно ударь себя, чтоб у детей было счастливое детство.

бей, что есть мочи - они ответят молча.

17:47 

сто семьдесят шесть

“the old man said, “The introversion of war
is the main task of our time.”
Now it makes its poem, when the sky stops killing.
I try to turn my acts inward and deeper.

читать дальше

19:31 

сто семьдесят пять

загадывать желания и выбрасывать в мир интенции достаточно опасно. я увидела тебя - испуганным, боящимся, почти на измене находящимся, с той самой виной в глазах, на которую я считала тебя неспособным. значит ли это, что я просто стала немного выше и немного вовне, способная заглянуть на тебя со стороны - не знаю. ты шутишь про наше прошлое взаимодействие, про то, что вот он ты, снова, моешь для меня посуду. в глазах я вижу, что хочешь оказаться у меня в ногах. хочешь, чтобы я вытянула тебя туда, где я сейчас - дала толчок, сделала еще более приятным для самого себя. и я вижу себя снова в водовороте этом - как минимум потому, что вижу это, думаю и воспринимаю, держу в голове и оцениваю.
за последний год изменилось очень многое. я вышла за пределы себя, научилась ставить себя так, чтобы, сохраняя свою самотождественность, быть приятной и доступной для посторонних. столкнулась с разными проявлениями разного - увидела, как выглядит маскулинность: как вопрос/утверждение 'сегодня я буду спать в твоей постели', ответ на который существует только один - конечно, да, ты выбрал себе место, застолбил территорию и я преклоняюсь перед выбором. спокойная сила. совершенная - эталонная - уверенность и управление потоками. готовность к действию, игнорирование слабостей. отсутствие, жесткое пресекание эмоциональных прогибов. разделение времени для дела и времени для удовольствий. разделение эмоций для дела и эмоций для удовольствия. сильные, глубокие глаза. чеканный голос, спокойное 'долгие проводы - лишние слёзы'. совершенное утверждение меня в моей природной роли, желание не подчинять, но подчиняться. такая сила, в которой нет насилия - мне осталось узнать, где проходит грань их различения.
я увидела, как выглядит слабый человек, выходя за пределы своей слабости. увидела те метаморфозы, что происходят с людьми, когда они надевают измененные состояния сознания или сбрасывают одежду. увидела девушек с глубокими глотками и мужчин, которым тестостерон и этанол застилают глаза.
нужен ли ты мне в этом новом опыте и что ты можешь дать - кроме, может быть, еще одной попытки преодолеть самое себя, стать настолько лучше и выше, чтобы быть почти просветленной, совершенно чуждой эмоциям, гормонам, слабостям. мне кажется, это что-то вроде ежегодного испытания на прочность. которое я никогда не преодолею.

13:26 

сто семьдесят четыре

я уже забыла, что из тех эмоций, что я испытываю, можно назвать влюбленностью, что симпатией, что влечением, а что - внутреннее безадресно переживание вроде урчания в животе или привкуса желчи во рту. йога деформирует ощущение тела - когда секс перестает быть единственным средством единения с самим собой как живым существом, принося больше проблем, чем результатов - не удивительно то, что либидо снижается до уровня почти младенческого. вся потребность в эротизме сводится к тому, чтобы ходить по дому обнаженной, пока никого нет и к спонтанным воспламенениям.
все, что происходит - интересно и ценно. единственное, что тебе нужно сделать - это выдержать. странная тенденция - пообщавшись со мной, люди считают себя во многом виноватыми. подбор ли это людей, притяжение ли или собственное влияние - я не знаю и не уверена, что хочу знать. тех, кого я бы хотела видеть с виной в глазах, ей совершеннейше чужды. где больше силы - в виноватости или в любви к себе, я пока не решила. имею ли я основания разделять их именно таким образом - я не знаю. хочу ли я сейчас чего бы то ни было, от себя или от других - тоже вопрос без ответа. ответ на который я знаю.

20:13 

сто семьдесят три

люди все чаще и все больше боятся говорить мне в лицо. мне всегда казалось, что я из тех, что умеют в откровенность и нормально слушают, адекватно воспринимают предъявы различного рода и все такое. мои едкие шутки в ответ на любой выпад - это просто защитная реакция, которая у любого человека срабатывает, когда его выталкивают из зоны комфорта - и уж это-то явно лучше, чем истерики, помутнения сознания или еще что в ответ на любую фразу.
в последнее время все, что мне говорят - говорят у меня за спиной. при этом, умей они прятаться, хотя бы отходить в кусты - я бы ничего не сказала, не имела бы на это право. но - бросать у меня почти под ногами огромное изобличительное письмо и комментарии всевозможных людей, знакомых и незнакомых, либо лицо, якобы спрятанное за иллюзорной ширмой, шепчущее мне всякие вещи - возбуждают во мне невероятную просто, испепеляющую агрессию.
я не буду обращаться к тебе конкретно, я не буду ее на тебя выливать, я не буду еще раз утверждать тебя в твоем стремлении себя уберечь и нивелировать окружающих, метаться в их оценке от максимального плюса до глубочайшего минуса - не скажу, что меня это все ебет. крайне неприятно то, что ты не можешь жить своей головой, а не чьей-то. в тысячный раз. и мне хотелось бы видеть нечто другое, чем в противоположные стороны идущие импульсы, друг другу противоречащие - и как случайные люди в интернете делают комплексные выводы о моей личности с пары твоих насквозь субъективных, отреченных от действительности, болезненных строк.
с каждым днем все сильнее ценю тех, кто у меня есть - и серьезнее ощущаю недостаток тех, кого у меня нет. не могу никого удержать, не могу никого привлечь. могу расстраиваться, злиться и много курить.

18:48 

сто семьдесят два

we live and lie and then we die
@
стань охуительным всем назло, еще усилие и ты не хуйло.

я работаю уже который день по двенадцать часов на ногах. прихожу домой, почти сразу ложусь спать, а там меня ждешь ты. снишься каждую ебаную ночь, в разных ситуациях, но с одним ощущением - с ощущением моей полнейшей защищенности как в лучшие наши дни. я - плохо отделяю сны от реальности и каждое утро оказываюсь в ситуации, будто у нас отношения - в самом расцвете. и каждый раз переживаю разрыв.
я не терплю ситуаций, которые не могу с уверенностью контролировать. в последнее время таких ситуаций все меньше. хочу - расслабиться, растечься и чтобы все делал кто-то другой, полностью справляясь, не требуя никакого моего участия. я стремительно деградирую даже в плане самоконтроля - каждую ночь ложусь спать, во-первых, очень поздно, во-вторых, с полным желудком, страшно ругая себя за это. не читаю книг и сил на кино тоже нет. я рано старею, мои дряхлые чресла ничто не питает.

ты охуенен, а они просто слизь. рви шаблоны и в анал долбись.

17:22 

сто семьдесят один

за последнюю неделю не получила, наверное, ни одного положительного слова в свой адрес - ни одной благодарности, ни одного знака одобрения того, что я делаю. я живу на одобрении как на топливе, чужие эмоции и похлопывания по плечу питают меня. любые тычки - раскачивают и выбивают из колеи, как бы это индифферентно ни выглядело со стороны, как бы стойко я не реагировала. чувствую себя увесистым дубом, пустившим корни в гальку или рыхлый песок, совсем высохший под вечным полуденным солнцем. оно говорит дубу - работай, я еще высоко. а песку - роняй его, роняй. ну я и падаю, делов-то.
ужасно одиноко. я хочу быть нужной без повода, но не получается. в голове засело ощущение из полуобморочного состояния - как ты гладишь меня по голове, глубоко зарываясь в волосы. спрашиваешь, не хочу ли я, чтобы ты сел рядом, чтобы ты остался. боже мой, да как же я могу не хотеть. но все что я могу в актуальном поле - это протянуть тебе руку и крепко сжать, проваливаясь обратно в слабость и отсутствие. моменты расплываются. я недостаточно сильна, чтобы удерживать себя - и тогда, и сейчас.

собаки, полные безумных совпадений.

главная