• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:26 

двести семь

нахожу себя той, что стала хуже, чем была. я очень сильно упростилась за последние несколько лет - мне уже сложнее объяснять всевозможные сложные процессы (и это - следствие лавинообразно нарастающего опыта общения с другим человеком, который никогда не поймёт, что ты хочешь ему сказать - и следствие взросления, что учит беречь ресурсы - и следствие внезапно нахлынувшего осознания, что никому нахуй не надо, на самом деле, знать то, что знаешь ты и иметь твой собственный опыт, сколь бы полезным ты его не находил - оставь себя себе), сложнее воспринимать то, что должно быть воспринято, сложнее бездельничать, сложнее получать удовольствие и проводить время в своё удовольствие. я всё смотрю по сторонам, в поисках того, кто хотел бы принять от меня то, что я хочу ему дать - я уже не хочу ничему учить, не хочу быть ориентиром, не хочу курировать слабого, не хочу никому ничего отдавать такого, чего он не хочет и не ждёт - я хочу быть рядом и смотреть, окружая его маленькими знаками внимания и не отдавая ничего, кроме ощущения нужности. смотри, я здесь, ты мне нужен - чтобы ты был здесь и мне нужно, чтобы я была здесь - для тебя. чтобы за пределами одного момента ничего не было. одного момента крайне сконцетрированной заботы и горячая рука на другой руке.
я говорю с людьми, люди говорят мне - я думал, что ты злая. когда ты входишь в помещение, люди напрягаются. ты входишь с апломбом. и делаешь какие-то злые вещи. как свою нейтральность обернуть в положительность - я не знаю. как подходить к человеку без предубеждения, что он вполне себе ничего, а ну просто - вот так. я не знаю. этому еще предстоит, видимо, научиться.

20:51 

двести восемь

сегодня был такой день, каких один на миллион. когда каждая минута по-своему что-то меняет, когда преисполнен событиями с самой первой его секунды и когда на эмоциональных качелях накачался до рвоты. я очень сильно рада тем перекрёсткам, на которых сейчас нахожусь и очень удивлена от того, сколько их было и сколько было преодолено за это лето. иногда кажется, что я каждый день живу новой жизнью, но это одна большая жизнь, состоящая из сотен маленьких повторяющихся жизней. которые кружатся, проникают друг в друга и наслаиваются. всё, что ты можешь делать, пытаясь их контролировать - это рисовать сетку, подвешивать на неё отдельные моменты и делать из этого какое-то подобие брони.
сегодня я расплакалась, когда описывала папе по телефону, что произошло за день. за секунду до этого у меня сломался пылесос - прямо в моих руках издал глубокий вдыхающий звук и начал шуметь как самолёт. я была полна энергий, полна планов и он входил туда как самая органичная часть - всё рассыпалось просто на атомы прямо в руках. сегодня же меня уволили с моей мелочной временной работы ни за что и ни по чему, а по глупости и безорганизованности коллектива (коллектива, у которого, по сути, нет начальства). сегодня же я ощутила максимальный приток энергии от человека - творческой, жизненной, божественно созидательной. ощутила его пост-фактум, но он спровоцировал такой взрыв внутри, который рассыпал всё, что было - и это всё превратилось в идеи, на которые я неспособна обычно. идеи, которые этого человека, безусловно, порадуют - а за его всплески, за его живость я так благодарна ему от лица всего рода человеческого, что готова делать реально всё, чтобы её было ещё больше. бум! бум! бум! каждому достанется. и то, что мы делаем - это как беременность огромным животным. он тащит его внутри, совершенно легко и органично, а каждый из нас только и может сделать, что сделать это животное ещё больше, благороднее, совершеннее. ввести ему витамины для блестящей шерсти и крепких когтей. я - витамин и я готова ввести себя куда угодно.
отец сказал - в контексте разговора о работе и определённых наших с ним деловых контактов - что в последнее время заметил за мной синдром гиперответственности перед всеми подряд на основании только слов. он сказал - денег тебе никто не дал, нет и нет, кому ты что должна, лена? да хуй знает. я ответила, мол, пап, вообще-то, вы меня так воспитали. я думала, что так и нужно. я всегда пытаюсь быть человеком слова и в этом вся причина - так я ответила себе тогда. семь часов назад.
сейчас я смотрю внутрь и понимаю, что нет. что каждый новый жизненный шаг усложняет твою броню в одном и утончает в другом. я дала себе завет не просить прощения у людей за то, в чём не считаю себя неправой и/или виноватой. это не их дело, это не моё дело - это не дело, когда такое и подобное начинает происходить. поймала себя на том - тут же буквально - что этот завет действует только на вербальность. но есть миллионы способов сказать прости и я пользуюсь ими всеми. разорвать молчание, ёбнуть по стене между и проложить мост через горную реку - это, вообще-то, оно. прикрепить этот мост к тому, что было, говоря как бы - ну да, вот, было дело, может вспомнишь (а может и нет - и не это важно). задавая вопросы, давая советы, что угодно.
в ответ - сейчас - въебалась в ту же стену. я не знаю, что не так со мной - я просто не хочу иметь конфликтов. я не хочу ловить алчущие взгляды, я не хочу вступать в неоднозначные социальные ситуации, я не хочу ощущать себя неловко, чувствуя тяжёлое дыхание прямо за спиной. не хочу слышать нервно повышенный в волнении дрожащий голос, который обращается не ко мне и делает это не ко мне до высшей степени претенциозным. меня буквально тошнит от этих игр ебучих, я хочу, чтобы людям было общаться просто.
просто.

упрощение - одна из важных составляющих взросления. и раньше я думала, что это неправда, что если бы это было правдой - мир стал бы еще хуже, чем он есть. но это правда, упрощение - это оптимизация. это избавление от лишнего. это как выкинуть хлеб, на котором сидит таракан - хоть и можно было бы куда больше калорий из этого хлеба получить, но зачем. и мир лучше. мир лучше, чем он есть.
осталось понять, почему.

07:14 

двести девять

надо срочно вовлечься в тот тип отношений, когда ты думаешь о чём-то с теплотой, а не как об изнурительной обязательной процедуре

12:22 

двести десять

страшно бывает, когда иррациональное подступает к горлу. но этот страх - это совсем не страшно, это скорее тревожно. среди нас есть ведьмы и сложно принять это, но оно так и есть. я знаю двух, для обеих алкоголь - для того, чтобы вырваться. разум душит их, глушит их настоящую сущность. а реальность утверждает примат разума. я хочу жить так, чтобы им - и всем остальным - не нужно было ничего глушить. чтобы мы жили в мире, где каждый мог делать, что умеет. умеешь быть красивым, умеешь не быть умным, умеешь ставить ногу на педаль экспрессии так, чтобы у меня слёзы из глаз шли - господи, пожалуйста. будь силён в том, что есть твоя сила, а не в том, что ей должно быть. и всё будет. и всё будет хорошо.

10:10 

двести одиннадцать

внезапно поняла, что пословица 'свинья везде грязь найдёт' - она вообще про всё, что - с моих позиций и точек восприятия - в жизни происходит. что ты всё сначала пропускаешь через кто, что ты есть, как через очки, как через призму. и это не то, чтобы в негативном ключе - не столько что-нибудь да будет выглядеть как грязь, если ты свинья. но - если ты свинья, для тебя всегда будет грязь именно там, где ты есть. то, что тебе нужно, найдёт тебя, достаточно быть тем, кому это нужно. ебучие какие-то вещи, очень тонко интуитивное воспринимаемые и топорно неповоротливые при обращении в формы

18:34 

двести двенадцать

захотелось жизнь разбавить чем-то таким лёгким, но воодушевляющим. чем-то типа задела на будущее. констатацией приятных моментов. хочу не забить на это в течение пары недель (или пары дней, что куда более вероятно) - поэтому, пожалуйста, напомните мне, если вдруг есть кому. надоело, наверное, дневник держать только как тетрадку, под матрасом заныканную, где самое самое сокровенное и ничего более. такой формат коммуникации с самим собой и с миром пора устранять - нет в тебе ничего такого-сякого и уникального, чтобы лелеять какие-то свои секретики убогие. или нет, не знаю. новая стадия отрицания себя, это прикольно.
хочу каждый день писать пять фактов, которые меня как-то задели/порадовали/вотэвер.

сегодня. какое-то самое ОБЫЧНОЕ и БАЗОВОЕ, класс. давно себя такой не чувствовала, приятно.
>совершенно кончились деньги в очередной раз, яна принесла мне поесть. очень приятно иметь такого друга, как она - моё окружение крутит у виска пальцем, говоря о том, что типа ты чё, как с ней дружить можно вообще, она же инфантильная, (придумайте что угодно ещё, каким не нужно быть человеку в её В О З Р А С Т Е). я скажу - суммарно в жизни ни один человек, кроме отца, не сделал для меня столько, сколько сделала яна. она знает, когда и где понадобится и мужественно встречает это. несмотря на то, что это самые неровные мои отношения с подругой - это чудесно. у меня какая-то очередная волна любви, простите
>за этот год произошло столько всего, что я уже и не надеялась начать ощущать что-то к человеку за пределами себя. но у меня получилось, это хорошо. делаю успехи в том, чтобы снова открываться людям и открывать людей для себя.
>у меня есть работа и мне так нравится ей заниматься, что я окончательно, походу, забила на универ. папа будет очень сильно недоволен, устроит мне невероятную головоломку, но - так тому и быть. проебала завтрашнюю защиту курсовой и меня это грызёт сильно - не потому, что мне страшно не найти работу без диплома или ещё что, я не думаю о будущем. я думаю о том, что будет сейчас - сейчас папа будет расстроен. жаль. на работе всё очень ново и необычно, очень приятно работать с яной на волне хороших отношений. кайф.
>придумала очередной, сотый, эскиз для татуировки. не сегодня, а вчера, но не суть. хочу запасное тело, чтобы можно было еще больше.
>осознала себя готовой съехать из этой квартиры. я страшно не люблю переезды и не люблю менять что-то в жизни, но тут - прям просится. и - хочу завести собаку. очень сильно. также - разительная, непонятная перемена.

18:09 

двести тринадцать

>на работе потратила больше трёх часов на то, на что должна была потратить минут 30 - непонятно по какой причине. сломался оптимизатор процессов в голове, не понравилось
>сильно расстроилась и разозлилась под вечер сама не поняла из-за чего
>опоздала на автобус и не уехала к родителям
>проебала защиту курсача. не знаю, как дальше быть с универом. мотивации оставаться в нём и дотягивать эти последние полтора семестра нет никакой, я уже даже заставить себя не могу, уже не могу ничего.
>нашла крутую новую группу, что не вызывает отвращения с первых аккордов. иногда кажется, что я не могу воспринимать музыку, но я могу.

22:22 

двести четырнадцать

сегодня все экстремально личное. я пока в режиме зануды, не хочется пить и танцевать, даже общаться лично не очень хочется. хочется смотреть в интернете картинки и выучить Питон (лень). каждый день- я,канеш, погорячились. ничего не меняется так быстро и так часто (как менялось этим летом). и тем более, сейчас не будет. я наконец на рельсах.

21:57 

двести пятнадцать

хочу написать про то, что важно оставаться другом для всех своих друзей, какими бы мудаками и долбаёбами они ни были и протягивать им руку помощи тогда, когда им нужно, а тебе вроде как и не сложно. это всё чешет эго конкретно, но это не повод этого не делать - обратный выхлоп же, вроде как, поболе будет. приятно делать приятно людям простыми словами. простыми знаками внимания и движениями. люди, способные что-то создавать, способны на многое, кроме как на возведение стен внутри себя - стен от болезненных внешних воздействий и от воздействий самого себя на своё хрупкое сосредоточие. судя по моим стенам, я не могу создать ничего - ну или может быть совсем какую-то маленькую малость. что выбираешь - комфорт или творчество, сложно сказать. конечно, я выбираю комфорт.
все мои жизненные ситуации почти наладились, но в кошельке опять 76 рублей и платить за квартиру через неделю и снова непонятно чем. ебаный в рот, когда у меня всё станет нормально с деньгами, я даже не могу придумать, что я сделаю. измажу полученные пятитысячные в своих слезах и обложусь вся оригами из них. будет немного, но достаточно, чтобы закончить один из самых, наверное, дискомфортных (но приятных) периодов (или годов) в своей жизни. сколько ещё таких будет, ах.

19:25 

двести шестнадцать

Got a big plan, this mindset maybe its right
At the right place and right time, maybe tonight
And the whisper or handshake sending a sign
Wanna make out and kiss hard, wait nevermind

Late night, in passing, mention it flipped
Her best friend, it's no thing maybe it slipped
But the slip turns to terror and a crush to light
When she walked in, he throws up, believe its the fright

Its cute in a way, till you cannot speak
And you leave to have a cigarette, knees get weak
Escape is just a nod and a casual wave
Obsessed about it, heavy for the next two days

It's only just a crush, it'll go away
It's just like all the others it'll go away
Or maybe this is danger and you just don't know
You pray it all away but it continues to grow

читать дальше

12:29 

двести семнадцать

ощущаю себя совершенно эмоционально разнузданной, но физически замкнутой до самых пределов. зная меня, это какое-то полное с ног на голову переворачивание всего, что только может быть с ног на голову перевёрнуто. не понимаю, радует меня или нет.
сильно нуждаюсь в домашнем животном, чтобы закрыться на нём. и неважно, будет оно уметь говорить или нет.

14:13 

двести восемнадцать

внезапно в голове словила новый какой-то крайне симпатичный образ - мужчина, сутулый и небритый, с очень выразительными чертами лица и крайне уставшими глазами. вау, вот это уровень любви к жизни, лена.

10:27 

двести девятнадцать

я тебе в глаза смотрю и думаю, как люблю тебя. люблю линию роста волос, которые ты сбриваешь начисто. люблю волос одинокий, что растёт посреди щеки непонятно зачем. люблю, что тебе всё равно - на небрежную бороду, на крошки в уголках рта, на рассечённую бровь, на то, что ты совершенно неотразим во всём этом. на меня, по большому счёту - так небрежно и бережно всё равно, когда и тянет и колется, и как бы уже больше не тянет. когда близко и больно и голову мне на живот опускаешь, а я танцую. когда я через секунду целуюсь с давней подругой, а ты усиленно делаешь вид, что не видишь (и вы все так делаете, не только ты). у меня всё ебало в помаде и я снова к тебе, довольная и разнузданная. ты как бы сдержан, но с такой силой и нежностью меня обнимаешь, которой я никогда не знала.
потом я могу обернуться, вспомнить твой взгляд крайне обеспокоенный, когда я, вся на нервах, говорю, что мне страшно спать одной в квартире. глаза-в-глаза на секунду и я уже собралась и вышла из ситуации. всё в порядке, я сильная девочка. и ты знаешь, что я сильная, что я сильнее тебя и что ты ничего, в общем-то, делать не можешь. даже несмотря на то, как хочешь - укрыть, защитить, не оставлять. спасибо. могу вспомнить твой взгляд, который ловлю с другого конца танцпола. когда я в центре всего в образе совершеннейшего партимейкера, а ты смеёшься и глаза прикрываешь. могу вспомнить, как наташа запрещает мне на тебя смотреть, потому что ей неловко, когда люди друг друга глазами раздевают. приятно.
могу отвлечься.

в поле зрения другой.
зная, что меня никто нигде ни с кем не держит, я отдаюсь этому другому также всеобъемлюще. внутренне. смотрю в глаза робко - удивительно правильной формы глаза, хоть и уставшие до такой степени, что моргаешь как-то неестественно долго. и устало. небритость, сутулость. скулы выпирающие так, что глаза режет. голова под капюшоном сокрыта, а большая часть лица - за фотоаппаратом обычно. и ты мне нравишься. и нравится, когда пишешь, что чуть не поцеловал меня - после фляги ягеря на двоих и интимного почти 'подержи моё пиво'. и нравится твоё кокетство уже какое-то давнее достаточно и застарелое, опять это чувство, что я должна тебя взять. но мне все слова лучше совершенных фактов. ещё два года подожду, мне ли не ждать.

и есть ещё. у него взгляд животный. когда хищник сыт и не ждёт ниоткуда угрозы, он как-то вальяжно и вольготно оглядывает свои владения - ну или не свои, любые. ощущение умиротворённости крайней, пиковой. знание какое-то такое, что под кожу проникает. чувство тебя, которым кто-то обладает больше, чем ты. берёшь меня за руку и рассказываешь мне всё о каждой моей мышце. конечно, дорогой, ты берёшь за правую руку, откуда там что-то. все мои мышцы ты сам потом догадаешься где. в голове.

20:59 

двести двадцать

говоришь, что я как скульптура - как есть камень, с которого убрали всё лишнее. от этих слов у меня наутро все колени в синяках, как будто кто-то из нас что-то ещё лишнее отсёк.

22:55 

двести двадцать один

в субботу я захожу к тебе на полчаса - попросить реально необходимого совета по какой-то мелочи и в глаза тебе смотреть. ухожу через восемь часов, после пятидесяти чашек чая, гречи с адыгейским сыром, десятка сигарет и каких-то невероятных потоков эмоций и знаний. я начинаю тебя узнавать, даже и не пыталась заниматься этим до этого. на следующий день я опять захожу, но на этот раз случайно, честно. смотрю в глаза. меня пидорит и я не помню, чтобы такое было раньше. я осознаю.
с этого дня я осознаю постоянно. в части замешан ты - ты открываешь мне такие вещи, о которых я даже и не думала. я даже не думала их хотеть и я даже не думала хотеть их узнавать. и эти вещи лежат даже за пределами полей, которые были мне интересны. впервые за долгое время меня ебашит знать что-то за пределом живых материй - за пределами эмоций и ощущений, моих или чужих. за пределами отношений, за пределами социума, за пределами всех коммуникаций. это что-то объективное и я забыла, что оно существует. ты в этом со мной. мне это странно и я не знаю, могу ли я доверять тебе.
потом мы идём со старым другом, в котором я уже и не надеюсь увидеть что-то неизвестное и новое, и он открывается мне с новой стороны. сторона эта старая, но я смотрю на него и охуеваю. думаю - ебать. как ты изменился за то время, что мы рядом и поддерживаем друг друга. и как изменилось наше всё, что между нами и что старое и всё что новое. и как мы притёрты и как это всё органично и как многое я в тебе нахожу и спасибо тебе. и давай чаще так говорить, я очень хочу говорить и узнавать.
потом незнакомец говорит - ты очень стрессуешь. я говорю - нет, с чего бы. я же ничего не делаю. потом думаю. и понимаю, что у меня три недели нет двух часов подряд, которые бы не были заняты неотложными делами, чтобы посмотреть кино. и если я начну описывать количество вещей, которые делаю и о которых думаю каждый день, то ты ебанёшься.
потом я вспоминаю, что смотрела трёхчасовое кино три дня назад.
ха-ха.
и он учит меня жить и я брыкаюсь, но у него очень хорошо получается.
я возвращаюсь домой и там человек, что живёт на 15 часов в прошлом и на 50 лет в прошлом и будущем и настоящем шире чем я. и она говорит - ставь конкретные measurable цели. а я думаю, что это ещё за measurable, ты чё совсем ебанулась, мать, вот все вы америкосы со своими цифрами я евразиец. но нет, я не евразиец. это inspiring и я буду делать так.

я непонятно что делаю со своей жизнью, вот что точно. и я совершенно от всего кайфую и жду каких-то вообще ебических преобразований и перемен. и они состоятся и всё будет ок.

11:04 

сто восемьдесят три

заведу-ка дневник просмотренного. не знаю, выстрелит или нет, буду вести или нет и всякое такое.. посмотрим.

система оценок: 0-10

2016:
читать дальше

2017
читать дальше
запись создана: 08.01.2016 в 22:11

09:35 

двести двадцать два

если перед голубем поставить две кнопочки - нажатие на одну выдаёт корм постоянно, а нажатие на вторую время от времени, без какой-либо очевидной зависимости - то голубь рано или поздно перестанет жать на первую.
так и я перестала.

19:40 

двести двадцать три

мысли во что-то длиннее 140 символов не складываются, говорю также сбивчиво, перегружая речь всякими шаблонными конструкциями, не договаривая фразы, заменяя распространённые ряды всякими 'всякое такое', 'то да сё' и более мерзкими вариациями. есть в этом что-то приятное, какая-то замкнутость на самого себя, какой-то интеллектуальный остракизм. не заиграться бы в это дело до точки невозврата - иногда кажется, что это очень легко и что эти точки на каждом шагу, за каждым углом прячутся. в глаза тебе смотрят и моргают так часто.

17:19 

двести двадцать четыре

дважды сам меня нашёл,
дважды глаза в глаза и большими пальцами какие-то соприкосновения и знаки и вот уже неделю я возле тебя не могу уснуть подолгу, потому что мы говорим-говорим-говорим и питаемся-напитываем друг друга. и меня прёт, меня ебашит каждую секунду, от каждого твоего к плечам прикосновения, от каждого неоткалиброванного движения и какого-то странно-уважительного, робкого. и ты не привык к тому, что у тебя могут забирать, не отбирая - так, чтобы ты не ощущал потери. не можешь понять, что это такое - отдавать не ощущая куски плоти оторванными. поэтому сам её от себя отрываешь. я смеюсь и у меня глаза непроницаемые, от этого тебе страшно. я могу себе позволить довериться - и ты можешь. могу позволить дурачиться, рассказывать всё самое моё и на том языке, на котором оно внутри. чтобы услышать, что это мило и что я это сама себе придумала. а потом ты понял, что нет, что оно всё так и есть, просто это какие-то уровни, для тебя незнакомые, непонятные, новые. и для тебя это такое всё новое - новое во мне и новое в людях, что нет объяснения, а потому есть - опаска.
и мы знакомы уже сколько, четыре года? но ты меня совершенно заново встретил - и я тебя. и оно всё такое же точно, как и раньше - только мы уже оба более (более-менее) взрослые люди. и мы готовы друг на друга направиться. и это такое всё со смехом и серьёзностью. вытащил меня из моей воронки бесконечной, бесцельной и бессмысленной - лишь бы себя занять. вырвал с корнями. лена, заботься, отдавай, я весь здесь и я не буду отторгать ничего из этого, оно мне всё нужно. держи, всё забирай. так это меня всё закружило и поглотило, что лишь бы не надоело за какое-то экстремально короткое время. лишь бы не надоело.
очень непривычно и важно ощущать себя нужной. очень непривычно и важно ощущать пустоту пока не держишь тебя за руку, дыхание не чувствуешь и не слышишь голос.
"рядом с тобой хочется выдыхать", ах.

19:57 

двести двадцать пять

когда вы настолько разные, что каждое слово, взгляд, вздох, прикосновение вызывает в другом бурю негодования, и невозможно совершенно совпасть состояниями, идеями, настроениями, эмоциями, мыслями, темпами фрикций, любимой музыкой. и мы как с разных планет; установки мировоззренческие и жизненный опыт получены в разных мирах. и это всё давит, давит, загоняет обоих в такие тупики, о существовании которых даже не думали - хотя оба думаете и думаете слишком много всегда. но стоит чуть отойти и посмотреть на место своё нагретое, как волнами нежности захлёстывает. захлёстывает.
какие выводы из этого делать - не знаю, но меня опять затягивает в круг самобичевания и истязания Другого за счёт того, что ты сам из себя представляешь. я не знаю, зачем жизнь толкает и толкает меня в эти ситуации снова и снова, стоит только выбраться и успеть подлататься, затосковать по каким-то действиям, активностям и энергиям, как пожалуйста - вот оно. вот новый разрушенный изнутри, вот новый сам себя истязающий. пожалуйста, спаси его. блять, да нет.
походу урок, который я должна однажды извлечь - не надо и пытаться никого спасать. ты не святая, не надо и подходить к тем, кто хотел бы так на тебя смотреть. ах. но я не могу. это моя любимая кобыла - та, что давно объезжена и скачет быстрее всех. ровно до тех пор, пока не получаешь от неё копытом в живот или череп себе не раскраиваешь об её золотые подковы или сам не оказываешься однажды тем, за кем она в погоне - и твои же гончие твои же кости не обгладывают.
я что-то определённо упускаю, но не знаю даже, как бы заметить, что. какие у меня замечательные слабости. само очарование.

собаки, полные безумных совпадений.

главная