• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:11 

сто семьдесят девять

каждый, кто хоть немного чувствует ближнего, говорит мне - тебе страшно одиноко, от этого ты делаешь глупые вещи. я смотрю на себя и, с одной стороны, со мной все хорошо. с другой - с 13 лет преследует это щемящее чувство не-причастности другому индивиду, с 13 лет, когда я по полночи в подушку плакала из-за того, что изнутри грызет - не любовь, не какие-то подобные милые подростковые страсти, а оно. раньше оно отступало, когда был вася - когда был кокон, обволакивающий меня со всех сторон, без остатка вбирающий в себя. сейчас этого ебливого чувства нет, когда есть секс. в сексе ты один на один сам с собой.
мне каждый раз больно очаровываться и больно разочаровываться. за последние два года я никого к себе не подпустила - до сих пор не до конца понимаю почему, силы привычки слишком мало для этого. дело ли в том, что я притягиваю только душевно нестабильных или в том, что не понимаю намеков, пока мне в рожу их не выплюнут - не знаю. мне неприятно, я снова в некотором тупике - и опять среди тех, кем устлана в него дорога, ты. очень хотелось бы не уметь прощать, уметь обижаться и злиться до дрожи и ненависти. такие вещи всегда казались мне сильной стороной, но не на этом векторе.

10:29 

сто семьдесят семь

немедленно ударь себя, чтобы тонкая линия плеча была сломлена плёткой.
немедленно ударь себя, чтобы оплатить вещам их кроткость.
немедленно ударь себя, чтобы сказать спасибо родителям.
немедленно ударь себя, чтобы усыпить их бдительность.
немедленно ударь себя, чтобы мир продолжал вертеться.
немедленно ударь себя, чтоб у детей было счастливое детство.
немедленно ударь себя, чтобы мир продолжал вертеться.
немедленно ударь себя, чтоб у детей было счастливое детство.

немедленно ударь себя, чтобы выполнить норму.
немедленно ударь себя, чтобы свет снова обрел форму.
немедленно ударь себя, чтобы сказать спасибо родителям.
немедленно ударь себя, чтобы усыпить их бдительность.
немедленно ударь себя, чтобы выполнить норму.
немедленно ударь себя, чтобы свет снова обрел форму.
немедленно ударь себя, чтобы мир продолжал вертеться.
немедленно ударь себя, чтоб у детей было счастливое детство.

бей, что есть мочи - они ответят молча.

17:47 

сто семьдесят шесть

“the old man said, “The introversion of war
is the main task of our time.”
Now it makes its poem, when the sky stops killing.
I try to turn my acts inward and deeper.

читать дальше

19:31 

сто семьдесят пять

загадывать желания и выбрасывать в мир интенции достаточно опасно. я увидела тебя - испуганным, боящимся, почти на измене находящимся, с той самой виной в глазах, на которую я считала тебя неспособным. значит ли это, что я просто стала немного выше и немного вовне, способная заглянуть на тебя со стороны - не знаю. ты шутишь про наше прошлое взаимодействие, про то, что вот он ты, снова, моешь для меня посуду. в глазах я вижу, что хочешь оказаться у меня в ногах. хочешь, чтобы я вытянула тебя туда, где я сейчас - дала толчок, сделала еще более приятным для самого себя. и я вижу себя снова в водовороте этом - как минимум потому, что вижу это, думаю и воспринимаю, держу в голове и оцениваю.
за последний год изменилось очень многое. я вышла за пределы себя, научилась ставить себя так, чтобы, сохраняя свою самотождественность, быть приятной и доступной для посторонних. столкнулась с разными проявлениями разного - увидела, как выглядит маскулинность: как вопрос/утверждение 'сегодня я буду спать в твоей постели', ответ на который существует только один - конечно, да, ты выбрал себе место, застолбил территорию и я преклоняюсь перед выбором. спокойная сила. совершенная - эталонная - уверенность и управление потоками. готовность к действию, игнорирование слабостей. отсутствие, жесткое пресекание эмоциональных прогибов. разделение времени для дела и времени для удовольствий. разделение эмоций для дела и эмоций для удовольствия. сильные, глубокие глаза. чеканный голос, спокойное 'долгие проводы - лишние слёзы'. совершенное утверждение меня в моей природной роли, желание не подчинять, но подчиняться. такая сила, в которой нет насилия - мне осталось узнать, где проходит грань их различения.
я увидела, как выглядит слабый человек, выходя за пределы своей слабости. увидела те метаморфозы, что происходят с людьми, когда они надевают измененные состояния сознания или сбрасывают одежду. увидела девушек с глубокими глотками и мужчин, которым тестостерон и этанол застилают глаза.
нужен ли ты мне в этом новом опыте и что ты можешь дать - кроме, может быть, еще одной попытки преодолеть самое себя, стать настолько лучше и выше, чтобы быть почти просветленной, совершенно чуждой эмоциям, гормонам, слабостям. мне кажется, это что-то вроде ежегодного испытания на прочность. которое я никогда не преодолею.

11:04 

сто восемьдесят три

заведу-ка дневник просмотренного. не знаю, выстрелит или нет, буду вести или нет и всякое такое.. посмотрим.

система оценок: 0-10

2016:
читать дальше

2017
читать дальше
запись создана: 08.01.2016 в 22:11

18:48 

сто семьдесят два

we live and lie and then we die
@
стань охуительным всем назло, еще усилие и ты не хуйло.

я работаю уже который день по двенадцать часов на ногах. прихожу домой, почти сразу ложусь спать, а там меня ждешь ты. снишься каждую ебаную ночь, в разных ситуациях, но с одним ощущением - с ощущением моей полнейшей защищенности как в лучшие наши дни. я - плохо отделяю сны от реальности и каждое утро оказываюсь в ситуации, будто у нас отношения - в самом расцвете. и каждый раз переживаю разрыв.
я не терплю ситуаций, которые не могу с уверенностью контролировать. в последнее время таких ситуаций все меньше. хочу - расслабиться, растечься и чтобы все делал кто-то другой, полностью справляясь, не требуя никакого моего участия. я стремительно деградирую даже в плане самоконтроля - каждую ночь ложусь спать, во-первых, очень поздно, во-вторых, с полным желудком, страшно ругая себя за это. не читаю книг и сил на кино тоже нет. я рано старею, мои дряхлые чресла ничто не питает.

ты охуенен, а они просто слизь. рви шаблоны и в анал долбись.

17:22 

сто семьдесят один

за последнюю неделю не получила, наверное, ни одного положительного слова в свой адрес - ни одной благодарности, ни одного знака одобрения того, что я делаю. я живу на одобрении как на топливе, чужие эмоции и похлопывания по плечу питают меня. любые тычки - раскачивают и выбивают из колеи, как бы это индифферентно ни выглядело со стороны, как бы стойко я не реагировала. чувствую себя увесистым дубом, пустившим корни в гальку или рыхлый песок, совсем высохший под вечным полуденным солнцем. оно говорит дубу - работай, я еще высоко. а песку - роняй его, роняй. ну я и падаю, делов-то.
ужасно одиноко. я хочу быть нужной без повода, но не получается. в голове засело ощущение из полуобморочного состояния - как ты гладишь меня по голове, глубоко зарываясь в волосы. спрашиваешь, не хочу ли я, чтобы ты сел рядом, чтобы ты остался. боже мой, да как же я могу не хотеть. но все что я могу в актуальном поле - это протянуть тебе руку и крепко сжать, проваливаясь обратно в слабость и отсутствие. моменты расплываются. я недостаточно сильна, чтобы удерживать себя - и тогда, и сейчас.

16:42 

сто семьдесят

очень апатично, скучно и одиноко.
не знаю, что тут еще сказать.
меня не напрягает отсутствие - денег, времени, знакомств и знакомых, тем для разговоров.
не напрягает присутствие - усталости, нервозности, людей в комнате, тараканов на столе.
не нравится то, что ничто не заставляет меня испытывать эмоции. в кой-то веки не хочется никого защищать - ни себя, от непонятных шутливых наездов, переходящих все грани, от чужой глупости и загонов, ответственность за которые ложится на мои - почему-то - плечи. от дискомфортных условий, от разваливающихся взаимоотношений, от негатива в мою сторону - не хочу. у меня нет целей, я рыба в банке с медом - и плыть тяжело, и мед испорчен, и как здесь оказалась не совсем понятно.
я бы сейчас кого-нибудь уничтожила, но никто не хочет мне хотя бы попытаться попротивостоять. танк под тентом из тонкого кружева, вейтин фо ю.

22:11 

сто шестьдесят восемь

I was a good kid, I wouldn’t do you no harm.
I was a nice kid with a nice paper-round.
Forgive me any pain I may have brung to you. With God’s help I know I’ll always be near to you, but Jesus hurt me when he deserted me
but I have forgiven Jesus for all the desire he placed in me when there’s nothing I can do with this desire

I was good kid through hail and snow I’d go just to moon you
I carried my heart in my hand, do you understand? do you understand?
But Jesus hurt me when he deserted me, but I have forgiven Jesus for all of the love he placed in me when there’s no one I can turn to with this love

Monday - humiliation
Tuesday - suffocation
Wednesday - condescension
Thursday - is pathetic
By Friday - life has killed me
By Friday - life has killed me

Why did you give me so much desire? when there is nowhere I can go to offload this desire? And why did you give me so much love in a loveless world when there is no one I can turn to to unlock all this love
and why did you stick me in self-deprecating bones and skin
Jesus – do you hate me?
why did you stick me in self-deprecating bones and skin
do you hate me?

18:43 

сто шестьдесят семь

впервые за долгое время я не хочу отношений. я не хочу секса, не хочу никого обнимать и никаких прикосновений. не хочу рук на моей шее и нежных слов по утрам. обнаружила это вчера, пока возвращалась домой под дождем. ты пыталась всучить мне пару монет на автобус или заставить взять твой зонт - я хотела промокнуть. замерзнуть. я сухо касаюсь губами твоей щеки и ухожу. от тебя приятно пахнет и на ощупь - приятная, но я ничего не хочу. мне очень странно. пока иду тем же маршрутом, что и сто раз до этого за эти несколько недель - слушаю джиру. то же, что и всегда.
единственное, что возбуждает - физически и эмоционально - меня сейчас - это безрассудство. то, что реализовывать было бы крайне глупо.
вокруг очень много любви. я притворяюсь каменной статуей, чтобы женщины с влажными губами, упругими формами и горящими глазами оставили меня в покое. совершали свое безрассудное где-нибудь еще.

20:18 

сто шестьдесят шесть

неистово трясутся руки и
стоило открыть в себе человека, как он тут же закрылся.

17:29 

сто шесятьдесят четыре

ты думаешь, что я не знаю и не вижу, но я знаю и вижу. устало вздыхаю на твои предложения. на такое не подписывалась. первое, что происходит в процессе личностного становления - деперсонализация и дегуманизация окружающей действительности. мир не обладает симпатией и антипатией, не делает направленных действий и не ощущает эмоций. он не мотивирован. а вот ты - да. ты - это тот, воспринимает и интерпретирует то, что рядом оказывается. и от знака, который ты поставишь, зависит то, что будет дальше. от этого, а не от эзотерических подвижек, мировой агрессии или любой другой чепухи. инфант.

12:11 

сто шестьдесят три

начала замечать, что мне все менее интересно жить. бесконечная тяга к систематизации вместо благого довела меня до того, что большая часть людей с первого взгляда проницаемы и предсказуемы в своих поступках и мотивах. я вижу, в чем их слабости. вижу, в чем у нас возникнут противоречия. вижу, куда пойдут взаимоотношения, если пойдут. и это все - очень скучно. в один момент надоело помогать людям, объяснять, в чем их силы и слабости, поворачивать и разворачивать. я просто смотрю. если мне интересно - я буду смотреть где-нибудь вблизи, если нет - издалека. очень эгоистично, очень узколобо и натянуто как-то - где открытость миру и искренность.
в проебе.

20:34 

сто шестьдесят два

yeah, I'm sorry
for the pain
but I don't even know where I begin

самое важное, что я вынесла из этого безумного мая и не менее безумного начала июня, из комфортного артема, носителей милых изрезанных ног и спин, железных крыш и низко летящих чаек - нужно радоваться. есть солнце - тебе жарко, ты изнемогаешь от слоя пота на своей коже, от синтетической ткани, нагретых волос, обожженных глаз и плечей - и ты рад. получаешь удовольствие вместо того, чтобы - как привык - ныть. идет дождь - ты довольный выходишь в него. запачкал штаны - рад тому, что есть повод их постирать. и я рада всему, что происходит сейчас - и всему, что произойдет завтра - и всему, что не произошло и всему, что не произойдет. я учусь не испытывать чувство стыда - особенно, когда его пытаются навязать. мне не стыдно проявлять слабость, пользоваться властью, не позволяя другим совершать то, последствия чего мне не нужны и болезненны. мне не стыдно извиняться и не стыдно совершать то, за что я завтра извинюсь. не стыдно вести себя как ебанутая, не стыдно быть глупой, не стыдно позволять себе льстить, не стыдно говорить нет.
мне кажется, я внутри себя уже почти как гуливер и вот-вот куда-то надломлюсь. уйду в космос. под землю. под сень ветвистых кустов меж гаражами и кладок кирпичных.
одна из дорог ведет в реку и все ступеньки - в нее же.

21:35 

сто шестьдесят один

два куска:

меня все не отпускает и я как-то разом все-все поняла - и сан, и ранних свонс с постулированной, пережитой агрессией. в такие взаимодействия и воздействия не вовлекалась со времен внутреннего экскурсовода - тогда я сказала себе нет. в перцептивных перфомансах всегда есть элемент дилетантизма, момент вопроса, когда ты остаешься один на один с инструментом и в воздухе повисает - как?? как через тебя выразить то, что я хочу? момент подслеповатого инфантильного перебора, момент повторения, момент растерянности - иногда истерической, иногда любопытной.

творческий акт - это действие, к которому хочется быть причастным. импровизация не терпит того, кто за ее пределами, а тот-кто-за-пределами не терпит импровизации - обижается и разрушает ее (стремится разрушить). ритм - это то, что держит в узде. то, что дает отдельно существующему структуру, возможность и право участвовать - ты можешь топать ногой. кивать головой в такт. ты ощущаешь себя вправе встать и начать двигаться, несмотря на то, что происходит . будучи атакован со всех сторон требованием к восприятию, ты закрываешься - ищешь вокруг порядка и не находишь. нужно что-то делать. я защитила себя блокнотом и ручкой - держась за материальность и оставаясь в процессе, бессознательно выдергивая и фиксируя отдельные моменты, словоформы и мыслеобразы, которые сейчас (и никогда потом) даже не хочется смотреть.
бытие шумит. звон слышен, источник неясен.
я хотела посмотреть, как это - ЭТО - выглядит со стороны, но оказалась поразительно безоружна. узкая 'привычная' сугубо аудиальная ориентация трещит и трескается, неспособность к целостности и необходимость пере-ориентироваться, пере-ключаться - убивает и дезориентирует. ритм. ритм.

20:28 

lock Доступ к записи ограничен

я поле, играйте на мне. я - тектоническая плита, смещайте меня. я - то, на чем я стою.
я - туман и я - рассвет. и я - свет источника, которого нет.
хоженое-перехоженое нехоженое место.

URL
13:52 

сто пятьдесят девять

мгновение, остановись, ты прекрасно,
мы будем играть широко и опасно, остались полпальца висеть на фаланге, я стою, как мудак неприкрытый на фланге, хочу защищаться, хочу нападать.
полный стадион народа. время начинать матч.

что со мной случилось сегодня? сегодня я - жалкая. я смотрю на мир через глаза, которые знают, что такое самообман. я готова умолять мир дать мне то, что мне нужно. я готова выть от того, что обманываю себя и не виновата в этом, от того, что мне не хватает сил на действия, которые всегда были элементарными. я готова бить людей в лицо при встрече, я готова плевать в их самодовольные лица, я готова сверлить взглядом до животного беспокойства в глазах. я хочу быть охотником и я хочу, чтобы охотились на меня. не хватает того, кто был бы сильнее и был бы готов это постулировать. сейчас я как самый большой кабачок на грядке, внутри которого черви. я ощущаю потребность себя сорвать и унести - где мой воробушек. меня хуярит несимметричностью, моей неспособностью говорить и изъясняться на языке, понятном людям - на языке эмоций. я вливаюсь в людей только будучи пьяна и когда пьяны все вокруг - они ослабляют броню, а мне хорошо в щелях. я люблю алкоголь и наркотики, я скучаю по состоянию зависимости. я люблю свое сильное тело, я напоминаю себе скаковую лошадь с переломанными ногами. я снова не получаю то, что нужно бы для нормального существования и понятно, кого за это стоит отшлепать.
<...>
я хочу куда-то за пределы себя. и, зная самого себя лучше, чем что бы то ни было, мне для этого нужно не более, чем другие люди. я сейчас - в состоянии кризиса, состоянии смены _всего_ и я очень зла.

10:32 

сто пятьдесят восемь

am i wrong to say that i belong to you.
когда настанет тот момент, когда станет уже несмешно? - я не знаю. я, наверное, зациклена малость, но мое тело влюблено в другое - одно - с которым мы не в состоянии коммуницировать как люди. и это будет по кругу идти, вечно повторяться - та самая евстроповская игра, когда бархатный мрак и поиск того 'тебя', которого - нет. люди замещаются легко - быстро, мне просто любить разных и всех и одновременно, телу - нет.
сидеть у реки и говорить о синих нивах и неожиданных способах мастурбации - хорошо. устремленность в прошлое - мило. но я ничего не хочу. артем звонит мне из кемерово и интересуется, что случилось - как так вышло, что он не может ответить на мой недельной давности, наверное, вопрос в привычной форме. я смеюсь - это вроде забота. говорит, что поражен, очарован, взбудоражен нами и мной, я опускаю глаза. моему - всему - нужен надежный причал. я не знаю, как это.
говорит, что в кризисах есть очарование - и что он завидует способности в них впадать. когда быт сковывает, когда ты серьезное взрослое закостенелое ископаемое - наверное, так и есть, хоть я бы и была осторожнее в подобных характеристиках. в любом случае - это мило.
я не могу говорить, мне не нравится улыбаться и слушать. я ощущаю себя бесконечно пробуксовывающей в грязи. в ней есть просветы, во всем есть просветы, есть деревья, за которые можно цепляться и есть какой-то запас эмоций и сил. ффф.

20:00 

сто пятьдесять семь. олег харитонов.

я люблю, когда мелкая падаль разносит болезни.
я люблю, когда твою жену насилуют на разъезде.
я люблю, когда выпускницы хуем давятся и скулят.
я люблю, когда тела в коридоре уложены в ряд.
я люблю, когда тебя нахуй шлют в магазине,
потому что им похуй на то, что ты очень стильная.
читать дальше

18:52 

сто пятьдесят шесть

мир мной сильно недоволен, а я довольна собой более чем. у меня на плече продолговатый синяк, четко обозначающий, насколько высоко я могу выйти в баланс на руках и он меня греет. йога правда материализует энергию - начинает исполняться малейшая всерьез принятая мысль. я хотела тебе физической боли - ты ее получаешь. я хотела тебя увидеть - я увидела. я хотела стать тем, кем еще не была и общаться с тем, с кем еще не общалась - оно здесь, топчится у дверей. мне - наверное - хорошо.
я заебался слушать весь ваш грустный хип-хоп - я ебал всех в рот, я ебал всех в рот.

собаки, полные безумных совпадений.

главная