дабл вэ
от своей топорности, объяснимости элементарной разложимости на причины и следствия, становится тошно. хочется быть такой же очаровательной загадкой для себя, как и для других - пугающей, но не проигрывающей. но все, чего я боюсь - это уже не я, это занесенный над затылком здравомыслия топор. отрезвляет только актуализированная потребность постороннего в тебе - то есть, попросту самолюбие.